Закрасить бордель. Новый вид активизма: борьба с незаконной рекламой сексуальных услуг


В двух столицах развивается новый вид гражданского активизма: борьба с рекламой незаконных борделей. Организация волонтёров из Москвы и Санкт-Петербурга «Дай Любе шанс» уже известна по публикациям в СМИ. Игорь Лунёв поговорил с инициаторами ещё двух таких проектов, появившихся этим летом в Питере: «Девочки 24» и «Автодозвон».

Один из способов борьбы с рекламой борделей, который используют активисты проекта «Девочки 24» — найти своё имя на такого рода объявлениях и сфотографироваться рядом с ним. Конечо, испортив саму незаконную рекламу. Фото из сообщества «Девочки 24»

Один из способов борьбы с рекламой борделей, который используют активисты проекта «Девочки 24» — найти своё имя на такого рода объявлениях и сфотографироваться рядом с ним. Конечо, испортив саму незаконную рекламу. Фото из сообщества «Девочки 24»

​Человек привыкает если не ко всему, то ко многому. В конце 1980-х повесть Владимира Кунина «Интердевочка» казалась сенсационной — ведь многим казалось, что в СССР организованной проституции нет и быть не может. Наступившие 1990-е лишили нас некоторых иллюзий в отношении нас самих. И уже в начале 2000-х строй проституток, выставленных в закутке на пересечении Московской кольцевой автодороги и Ленинградского шоссе воспринимался, как что-то будничное: поздний вечер, я возвращаюсь со своей работы, они вышли на свою…

​С некоторых пор на улицах наших городов появились многочисленные объявления, предлагающие «отдых», «любовь» или просто позвонить «Карине», «Маше», «Алёне» и другим дамам не самого образцового поведения. Казалось уже, что и эти объявления стали привычной частью городского пейзажа. Но на проблему обратили внимание гражданские активисты.

«Я срываю эти объявления, но они же появляются снова»

Нынешним летом в Санкт-Петербурге появилось сразу две инициативы, направленные против столь открытой рекламы проституции. Одна из них — проект «Девочки 24». Рассказывает его создатель Мария Галенко:

— «Девочки 24» — это моя личная инициатива, инициатива человека, который работает в рекламе, занимается коммерческими проектами и параллельно делает социальные истории по зову души. В данном случае на создание видеоролика меня побудил вопрос моего ребёнка: «Почему на асфальте нарисована голая тётя?» И мне самой неприятно видеть все эти объявления.

Естественно, меня поддерживают друзья и коллеги, кто-то умеет снимать видео, кто-то делает социальные проекты, кто-то — психолог. Они все меня консультируют. И вот возникла мысль, что эта ситуация — классная идея для социального видеоролика, но было бы лучше, если бы гэгов — ситуаций, из которых создаются видеоролики — было больше. Как это сделать нашими силами, было не очень понятно, потому что для необходимого количества ситуаций надо целыми днями ходить по городу и много-много снимать, на что ни у кого из нас нет времени. Поэтому возникла мысль обратиться к друзьям и попросить их снять то, что им по вкусу — какие-то городские сценки: например, висят объявления, а люди ходят мимо, объявление на асфальте, а люди ходят по нему. Либо чтобы человек распечатал лист бумаги со своим именем и имитацией объявления и сам себя с этим листом сфотографировал.

— А в чём смысл? Как это повлияет на ситуацию?

— Мы не знаем, как. Просто мне не нравится, что многие притерпелись к этому явлению. Минимальным результатом, которого хотелось бы добиться, должно стать внимание граждан к проблеме. Чтобы у людей возникало какое-то осознанное отношение. Когда проблема выносится на повестку дня, а не замалчивается, когда она как-то проговаривается, человек хотя бы лично для себя решает — за он или против, готов он что-то делать, чтобы поспособствовать изменениям, или нет.

— Вы намерены предпринимать какие-то ещё действия?

— Пока нет. Мне не хотелось бы лезть в политику или ещё куда-то. Иногда я срываю эти объявления, ещё кто-то срывает, но они же появляются снова. Другое дело, если срывать их будут чаще или если о проблеме рекламы борделей будут регулярно говорить в СМИ. Или, например, больше людей будет считать, что такое стыдно терпеть в городе. Например, сейчас это понимают, допустим, два депутата, а будут понимать двадцать два — вдруг они вместе что-то изменят?

— Вы против незаконной рекламы или против проституции?

— Мне не нравится такое явление, как бордели, и такое явление, как сутенёртсво. Я считаю, что люди, которые вовлечены в это, находятся в очень большой беде. И бордели, и сутенёрство в России незаконны, за это предполагается уголовная ответственность. Каждый день, когда я вижу, что наш уголовный кодекс не работает, мне страшно, я не чувствую себя защищённой. Каждый может попасть в беду. Проститутки в борделях — это же не какие-то особенные плохие женщины, которые решили, что им нравится зарабатывать деньги таким способом. Ведь передо мной же не стоял такой выбор: заниматься рекламой или продавать себя. И как правило, думаю, перед людьми, у которых жизнь складывается нормально, не стоит такой выбор. Считая, что люди, которые работают в абсолютно криминализированной сфере, сами так хотели, мы успокаиваем себя, объясняем себе, почему проходить мимо — нормально. Между тем, пока мы так себя успокаиваем, в борделях может происходит что угодно — рабство, наркотики, додумайте сами. Женщины, которые, как мы считаем, сами это выбрали, никак не защищены, получается, что на них плевать и обычным гражданам, и властям.

— Но ведь есть проститутки, которые утверждают, что добровольно пошли на такое занятие.

— Они все говорят, что это добровольно, пока они находятся в этом бизнесе. Если им удаётся оттуда вырваться, они говорят, что это насилие, насилие и ещё раз насилие. Точно так же, как человек, который просто живёт с человеком, который его бьёт, говорит окружающим, что у него всё в порядке. Психика человеческая так устроена — иначе это выдержать невозможно.

— Возможно, кого-то из этих женщин привлекают деньги…

— Не думаю, что они зарабатывают большие деньги. Цветные объявления рассчитаны на не самых обеспеченных людей, например, на трудовых мигрантов. Речь ведь не идёт об эскорт-услугах, когда женщина летит на частном самолёте с миллионером (хотя и в этой ситуации не факт, что всё в порядке). И на этих женщин, имена или псевдонимы которых мы видим на стенах, столбах и на асфальте, обязательно нужно обратить внимание, это тоже люди с довольно непростыми судьбами, а не просто картинки.

— Когда Вы срывали объявления, у Вас не возникало конфликтов с теми, кто их расклеивает?

— Я стараюсь быть осторожной, не лезу на рожон. Знакомые девочки пытались снять расклейщиков на видео, поговорить с ними, но я стараюсь их отговаривать этого. Кто им придёт на помощь, если такой товарищ развернётся и ударит?

— Вы не пробовали звонить в полицию по поводу этих объявлений?

— Нет. По-хорошему звонящих в полицию должно быть человек по 25 в каждом районе. И как раз рекламная компания может этому поспособствовать.

— А с другими активистами сотрудничаете?

— Я знаю организацию «Дай Любе шанс». Бывает, что они меня корректируют — например, если я случайно выкладываю в группу в «Контакте» фотографии объявлений с незакрытыми телефонами. Телефоны надо закрывать, чтобы не делать дополнительную рекламу самим борделям.

«Наша акция не была направлена против проституции»

Движение «Красивый Петербург» создано волонтёрами для решения городских проблем, на которые не обращают должного внимания власти. Организация принимает жалобы от граждан, но и сама внимательно следит за происходящим и реагирует. В июле координатор «Красивого Петербурга» Красимир Врански вместе с соратниками провёл акцию «Автодозвон», направленную против незаконной уличной рекламы, большая часть которой — это именно реклама борделей. Кстати, для неравнодушных граждан «Красивый Петербург» разработал специальную инструкцию, что делать, когда встречается расклейщик.

— Лиговский проспект — одна из самых «пострадавших» от незаконной рекламы улица Петербурга. Рекламные стенды, фасады зданий, остановки общественного транспорта и даже асфальт — всё покрыто объявлениями, и по большей части это, конечно, реклама борделей и услуг проституток.

Фото: сообщество «Красивый Петербург»

Фото: сообщество «Красивый Петербург»

Акция прошла так, как и была задумана: мы хотели проверить, как будут реагировать люди, разместившие свои объявления в не предназначенных для этого местах, и проинформировать их о том, какие законы они нарушают. Результаты нас ошеломили: мы позвонили всего по десяти телефонам (из сотен и сотен накленных на Лиговском), и это оказались номера аж целых семи борделей в шаговой доступности от станции метро «Площадь Восстания»! Мы все эти номера обзвонили сначала для проверки, то есть звонили и убеждались, что на том конце «Маша», готовая оказать соответствующие услуги за 1300 р/час. Затем обзвонили уже по второму разу, уже играя роль автоинформаторов. Сообщили о нарушенных законах. Обычно после минуты такого разговора человек на том конце кладёт трубку.

— Акция была направлена против незаконной рекламы или против проституции, как таковой?

— Наша акция не была направлена против проституции, нас беспокоит именно тот момент, что Лиговский проспект сплошняком обклеен безобразными цветными бумажками. Однако, к сожалению, приходится констатировать, что подавляющая часть незаконной рекламы является рекламой именно сексуальных услуг. Так что наша цель — провести эксперимент с «автоинформированием» соприкоснулась и с темой проституции, занятие которой так же незаконно, как и размещение нелегальных объявлений на асфальте и фасадах домов.

— Это первая ваша подобная акция?

— Мы неоднократно проводили акции, когда жители своими силами удаляли расклеенные по городу объявления. Была акция, когда активисты отправляли сорванные горы объявлений чиновникам, с тем чтобы власти обратили внимание на проблему. Однако сейчас, когда мы очень ждём, что вот-вот, по предложению движения «Красивый Петербург», городская администрация введет метод автоинформирования для борьбы с незаконной рекламой, потому и решили провести такой эксперимент с обзвоном недобросовестных предпринимателей.

— Собираетесь ли повторить? Может, не единожды?

— Возможно, в ближайшее время мы повторим такой эксперимент: мы постоянно проводим акции, касающиеся темы незаконной рекламы, которая нас очень беспокоит.

— Общались ли вы с расклейщиками этих объявлений или их работодателями? Если да, то как проходило ваше общение?

— Активисты неоднократно пытались воззвать к совести расклейщиков, однако это достаточно опасное занятие, и кроме того, их не уговорить, они делают свою работу.

— Как реагировала на ваши действия полиция?

— Полиция приняла мои заявления: первое — где я прошу проверить мои действия на предмет нарушений (ведь я обзванивал незнакомых людей) и второе — с требованием провести проверку адресов борделей, которые стали нам известны в ходе акции.

— Эта акция — Ваша личная инициатива или инициатива организации «Красивый Петербург»?

— Акция «Автодозвон» была моей личной инициативой, которую поддержали и другие активисты, которых волнует вопрос незаконной рекламы, которая заполонила город. Всего нас было шесть человек.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply