Театральная профилактика. Как «Среда обитания» помогает предотвратить беду


Украинский режиссер Александр Клименко и его проект «Среда обитания» на протяжении десятилетий представляет для меня особую форму благотворительности — профилактическую.

Почему благотворительность: все, что он придумал и разработал, чему обучил и что внедрил, сделано им совершенно альтруистически и по любви. Профилактической такую благотворительность я называю потому, что своими инновациями Александр предупреждает и предотвращает развитие негативных явлений – алкоголизма, суицида, депрессий, убийств, наркомании, непонимания. Проект Клименко «Среда Обитания» — театр импровизаций, в представления которого активно включаются зрители.

1Cwr30uoc40

— Что такое «Среда Обитания»?

— Сначала, с 1985 года, это был творческий коллектив единомышленников, объединившихся вокруг театрального эксперимента. Много было пройдено. С 2000 года это полноценный проект.

В его основе – интерактивные театральные импровизации, разработки в области актерского действия и взаимодействия со зрителем. Коротко – мы предлагаем зрителю вместе с актерами пережить возможные и часто встречающиеся (узнаваемые) сложности в жизни, чтобы потом уже знать – как лучше и правильнее поступить. Концепции, которые лежат в основе Проекта: коллективное совещание, сотрудничество. Эта методика разрабатывалась советскими и западными психологами и педагогами, начиная со второй половины XX столетия. Мы учли новейшие разработки Университета «НУР» (Боливия) и Образовательного Фонда «FONDAEC» (Колумбия), плюс собственный опыт и специфические реалии нашего социума. Еще мы используем принципы позитивной психотерапии, которые разработал немецкий ученый Носсрат Пезешкиан. Мы в нашей театральной практике синтезировали многие новации, чтобы человек в зале вместе с нами развивал свои творческие способности в первую очередь по отношению к себе – творил свою собственную судьбу, а не шел на поводу у навязываемых обстоятельств. Даже тех, что придуманы драматургом.

— Это значит, что в ваших спектаклях нет драматурга?

— Драматургическое ядро — сценарий, пьеса. Наши сценические истории – это не спектакли по классическим пьесам. В определенном, решающем по сюжету месте, наш спектакль останавливается, и мы предлагаем зрителю принять участи в судьбе героев. Высказаться так, как каждый бы поступил. Вот тут начинается обсуждение, и предложение, и обоснование, развитие сюжета и решение судьбы героев. И потому что это предлагают сами зрители – это решение ими своей судьбы. С нами и нашими спектаклями зрители проживают те сложные и опасные ситуации, которые им встречались или встретятся. Участие, переживание, осознание, поиск позитивных решений – лучшая прививка от негативных явлений, деструктивного поведения и моды на такое поведение.

— А родители? Они воспитывают детей или школа? Или сверстники? Или улица?

— Воспитывает среда. Она проникает глубже, чем в мозг – понимание. В силу разных причин, родительские менторские поучения не пользуются авторитетом у их собственных детей. Подростки стремятся сами находить решения. К сожалению, судя по статистике смертности среди детей от наркотиков, СПИДа, количества самоубийств – понимаешь, что эти их самостоятельные решения не всегда конструктивны и созидательны. И даже более – не всегда – это их решения. Потому, я решил разработать наглядные формы развития ситуаций в более распространенных жизненных обстоятельствах, присущих нашей с вами среде обитания. И показывать эти ситуации, которые по любому ждут нас и наших детей – наглядно. И смоделировать – на сцене, в форме спектакля. Интерактивного спектакля.

0swHws_Kwes

— Я даже подсмотрела, что это слово значит. Интерактивный метод – это диалоговый, имеющий обратную связь, с эффектом взаимодействия творцов действа и зрителем. Ты в театре этому научился?

— В восьмом классе, когда я впервые попал на спектакль – я понял, что не люблю театр. Меня возмущало, даже оскорбляло, что в театрах – за мои деньги, мне разрешили подсмотреть за чужой жизнью. И никому до меня там нет дела. Это интерпассивный театр. Кстати, знаете, почему дети любят компьютерные игры больше, чем просто смотреть мультики? Они там участвуют, перевоплощаются, управляют… и совершают подвиги и от них зависит победа. В классическом театре этого нет. Потому я никогда не думал и не мечтал заниматься театром и актерским мастерством. Но вот в 1985 году я, абсолютно случайно, попал в театральную студию-лабораторию, где велись актерские тренинги, занимались поиском новых форм и смыслов в театре.

— Так что же тебя привлекло именно там?

— Скажу честно: многие режиссеры неумолимо играют актерами свои спектакли… чем с последних снимают ответственность, соавторство и творчество. Со стороны актеров получается «предоставление услуг». По крайней мере, так написано в договорах – «предоставление актерских услуг». В процессах поиска новых форм в студии-лаборатории, где я начал заниматься – мне больше всего нравилась актерская импровизация. Когда актер – соратник режиссера и драматурга. Когда они вместе занимаются сотворчеством. Но это трех мерное пространство. А, на мой взгляд, самым умным может быть коллективный разум, вместе со зрителем – уже четырехмерное – объемное пространство. Вернее это уже не пространство – а среда обитания. Это и есть полноценный театр.

— Но в таком спектакле надо самим придумывать драматургию.

— Правильно, потому я и начал писать авторские спектакли. Какие? – актуальные, востребованные, социально полезные. Мы не стали выдумывать или проектировать свои проблемы, а обратились в школы. Среди старшеклассников и их родителей, более чем в тридцати школах города Киева мы провели анонимное анкетирование. Оказалось, у старшеклассников наиболее актуальны темы: суицид, любовь, секс и конфликты в семье. По профилактике суицида мы сделали смешной спектакль «Чайка». По добрачным отношениям сделали красивенный спектакль «Ромео и Джульетта. XXI век». Основная тема: воспитание чувств. По конфликтам в семье мы сделали два спектакля «Война и Мир». После чего дети попросили показать спектакль родителям. Забавно было видеть, как дети, почти за ухо, приводили родителей на спектакль.

— А что показало анкетирование родителей?

— Наиболее важной проблемой, я бы сказал страхом, они считают наркоманию. И мы сделали спектакль «Осень», который до сих пор считают самым мощным действом по профилактике наркомании. Весь зал принимает участи в развитии события и сами ребята решают – как поступить: отказаться от наркотиков или пойти в сомнительные «гости». А если отказаться – то как правильно это сделать.

j0YfLEo9cbs (1)

— Актеры играют то, что скажет им зритель?

— У нас есть заготовки – по несколько вариантов развития и окончания спектакля. Костяк «Среды Обитания» — постоянна труппа обученных актеров, с большим игровым опытом. Правда, все наши актеры параллельно работают на других, не относящихся к театру, работах. Но актерский опыт всегда больше профильного образования. Мы собираемся на тренинги регулярно и под конкретные заказы для тех учреждений, кто нас приглашает. Плюс дополнительно набираем актеров для других спектаклей, проектов и программ. Все они работают по нашей методике: в основе драматургическое ядро; по ходу развития интерактивного взаимодействия – различные развития и финалы спектаклей. Они тоже прописаны и тексты выучены. Но в определенный момент выбора – как пойдет развитие сценария, — мы обращаемся к залу. Здесь и сейчас зрители немного актеры, режиссеры, драматурги, аналитики и психологи. После интерактива запускается следующая сцена. Этих остановок-стопов-интерактивов у нас в спектаклях от трех до семи-десяти. Главное, что зрители активные участники. От них зависит развитие, направление и, карать или миловать, – финал. И они увидят этот финал. В некоторых спектаклях актеры обращаются к зрителям за помощью – сами выходят в зал, собирают слова, проводят интерактив, затем собирают всё это многое словопутание в драматургию, выравнивают и «возвращаются» в пьесу или смешивают зрительские слова с текстами пьесы. Зритель в восторге от того, что их слова, мысли и истории звучат со сцены.

— У кого ваши спектакли в основном востребованы?

— Смотря у кого какие проблемы, такие темы и предлагают осветить в театральном действе. С 2000 года мы работали, фигурально выражаясь, «на заказ». В течении недели писали и репетировали новый спектакль. Так появилось большинство сценариев. Спектакль «Стена» (тема: профилактика СПИДа, и «Прививки от безумия» (тема: Уголовный кодекс Украины) стали отдельными, полнометражными спектаклями. Спектакль «Танго» (тема: конфликт учителя-ученики) стал сериалом из двух спектаклей. По компьютерной и игровой зависимости стало четыре спектакля. «Быть или не быть» — по выбору: учиться или работать. «ANTRAHT» — «трудоустройство» за границей (профилактика проституции; торговли людьми). «Село. Огород. Транзит.» — о счастье и где его искать. И многие другие, в зависимости от аудитории. Есть даже спектакли для взрослых, которым тоже надо проанализировать правильность своего поведения с детьми и не только.

— А сколько в среднем длится спектакль?

— От 90 до 120 минут, на аудиторию от 100 до 1000 человек. В зависимости от проблематики и степени активности зрителей-участников. Некоторые спектакли многодневные; они требуют осмысления у зрителей и потом – развития. По конфликтам в семье мы сделали два спектакля «Война и Мир», который шел два дня по два часа. Не забывайте – мы всем залом обсуждаем, что делать главным героям и почему. Прогнозируем – решения и последствия. И в каждой новой аудитории – это новое решение. Потому наши спектакли – это подвижные формы от показа к показу. Действительно, не мы придумали интерактивы, а те, кто внедрял обсуждения, диалоги, интервью. Но я соединил многие формы взаимодействия со зрителем и получился тренинг для зрителей, где они учатся моделировать проблемы, а главное – искать выходы из сложившихся ситуаций. Именно, во множественном числе — выходы.

L2e000tP8BM

— Какое дальнейшее развитие получила ваша новая театральная форма?

— В процессе интерактивов я заметил многие другие проблемы в человеческой среде. Так получились формы, отличные от театральных. Это дополнительные направления. Первое — проведение всевозможных тренингов, мастер-классов, направленных на раскрытие, развитие творческих способностей Личности. Так возникла программа «Мастера поведения». Что бы понятнее – это тренинговый курс, направленный на развитие выразительных средств, коммуникации, навыков импровизации, он активизирует психомоторику, развивает творческое мышление. Это даже полезно для сотрудников офисов, работающих с цифрами. В основном это не актерское направление.

Второе — подготовка тренерского, актерского, режиссерского состава, ведущих шоу-программ для внедрения в практику нашего социально-полезного театра. По мере роста и способностям, люди проявляют себя по-разному. Кто-то больше склонен к актерству, у кого-то великолепно развито пространственное и образное мышление, кто-то больше способен к драматургии – сложению пазлов из ремарок, смыслов и слов. В каждом человеке есть шкатулка с драгоценными способностями и талантами. Её нужно найти, открыть и развивать. Этому посвящены все наши тренинги.

Еще один проект: «Содействие гармоничному развитию человека в обществе». Этот специальный проект. Создан для решения негативных явлений в группе, объединенной общими проблемами. Формат проведения – моделирование актуальных проблем, поиск решений, выходов из сложившейся ситуации или ситуаций (проблем).

— Это все сконцентрировано в Киеве?

— На Украине, да. Еще, практика показала, что мероприятия, которые мы проводим с 2000 года, не имеют аналогов на территории СНГ и Европы. Наши спектакли были представлены за рубежом. Ограничиваться Киевом – мало и не честно. Я считаю, что любой успех нужно тиражировать, создавать совместные проекты, объединять знания, опыт, ресурсы. В самом начале я предлагал наш опыт решения проблем. Мы рассылали предложения в районные и городские администрации всех или почти всех относительно крупных городов Украины. Кто-то приглашал, кто-то отписывался: у нас, мол, прошел рок-концерт против СПИДа… А какой вывод сделали слушатели концерта – не понятно. И, что значат пол тонны бутылок, презервативов, папиросок найденных после концерта?

— А во что обходится вам или вашим заказчикам такие интерактивы?

— Все, что от нас зависело, чтобы помочь молодым людям – мы делали. Мы о себе рассказывали. Потом о нас рассказывали те, кто нас видел. Наши визиты, я имею ввиду презентации, малозатратны. Учитывая то, что все мало верят словам и бумагам, мы приезжаем в города, выступаем перед активом города, в основном это: государственные и общественные организации, активы учебных заведений, Церкви. Показываем спектакли, затем спрашиваем: «Нужно ли то, что вы видели вашему городу?» Не по бумагам, а по необходимости, интересу и факту. Опыт показал, что это честно. Чиновники – чемпионы ухода от ответственности. Другое дело, когда поддержит громада… когда родители скажут, попросят, потребуют и напомнят, что они налогоплательщики… Презентация. Без нее никак. Потому, изначально, мы просим оплатить нам проезд, проживание, питание, предоставить ДК с аппаратурой или актовый зал в вузе на день-два. И все. Если нам не могут предоставить хоть какую-то часть из перечисленного – можем продать билеты за символическую сумму – от 30 до 35-40 гривен. Мы благотворительные. Не шаровые, а благотворительные.

— Вы как-то координируете запросом на ваши проекты? Кто вас продвигает?

— Из актеров, режиссеров и драматургов – плохие менеджеры. Хорошо бы найти организованную организацию… и спонсора, и то и другое. Так хочется, что бы больше людей посмотрело нас, больше людей взяло эту, на мой взгляд, уникальную технологию… и сами учились, научались решать свои или групповые проблемы. Не побоюсь этого слова: проблемы страны. Наши интерактивы – это модель ведения «малых переговоров», поиск решений. С одной стороны, мало кто верит, что мы везде ездили и не вкладывались в рекламу и раскрутку. С другой стороны, мы не приучены к грантам, меценатам и спонсорам. На данном этапе, они необходимы нам. Мы нуждаемся в их поддержке или помощи. Это для развития. Мы нуждаемся в менеджерской организованной поддержке. А по большому счету – даже с такой поддержкой, что бы объездить все города Украины и соседние страны – не хватит и 70 лет. Я давно хочу открыть в Киеве обучающий нашим технологиям Центр, со всеми хочу поделиться своими наработками… вырастить специалистов, что бы они сами распространяли эту технологию упреждения беды, малых переговоров… Хочу обмениваться не планами и мечтами, а позитивным, действенным опытом…

— Производство и распространение «прививки Клименко»?

— Лучше так, чем печальный жизненный опыт и тысячи сколоченных крестов над могилами умерших детей. Мы убеждены, что в данное время в Мире нет более страшной проблемы, чем проблема здоровья, репродуктивного здоровья, смертности (особенно среди молодёжи)!

— Сейчас возникла еще одна печальная проблема…

— Да. Война перечеркнула многие иные актуальности, включая и причины. Сейчас я как одержимый набираю и никак не могу набрать актеров для спектакля «Молодые Ветра». Сейчас меня больше всего беспокоит тема войны и мира.

Ни одна драма не сравнима с той трагедией, которая разворачивается на большой сцене нашей страны. Нужно что-то делать. Я делаю спектакль. Не для перемирия, о котором все говорят, а для мира.

Вообще-то мы его уже показывали. Первый раз — во время войны на Балканах. Затем я его переписал под события в Украине. Мы снова показали. Зрители расчувствовались, были благодарны и довольны. Я стал предлагать показать спектакли для переселенцев. Там мне сказали, что они вообще боятся подымать тему войны. Мне показалось, что я попал в дом отдыха. Затем я предлагал показать спектакль АТОшникам для реабилитации и поднятия духа. Затем предлагал им выступить в качестве актеров, экспертов. АТОшники спросили, был ли я на войне; после посчитали меня мечтателем и замолчали. Я растерялся, засел и все переделал. Переделывал, переписывал, пока из одного спектакля не стало два.

В первом спектакле «Молодые Ветра» есть он, она любовь и война, которая их разделила. Есть чувства, мысли, нервы, вопросы и ответы. Что делать и как остановить эту войну, эту вражду? Во втором – диалоги двух солдат о войне, причинах, следствиях и том, что делать и как дальше вместе жить. И сможем ли мы дальше жить вместе, когда столько обиды, злости, когда столько горя принесла эта война? Два солдата. Не политики. Не цари, царьки, президенты и депутаты, а два солдата – два ровесника. Обоим по 23 года, оба ищут выходы и находят. Уверен, что это нужно и важно. Я сделаю эти спектакли и буду показывать их – вплоть до посольств. Уверен, что войной, даже до последнего солдата и патрона, ничего не решить. Нужно говорить, находить выходы в формате хотя бы наших интерактивных форм.

Pl4eIQyi6ic

— Саша, что можем сделать мы?

— Всем театрам, театральным студиям, творческим коллективам, организациям и вообще всем небезразличным предлагаю сотрудничество… Также предлагал, предлагаю и буду предлагать объединить творческие активы, ресурсы и выступить единым фронтом в направлении миротворчества и патриотизма. Ни кто кроме нас с вами… Ибо больше никого нет. Координаты не для дискуссий: sbteatr@mail.ru, http://vkontakte.ru/id61359800,  https://www.facebook.com/sbteatr.

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий