«ГТО без границ»: как с помощью спорта развивать инклюзивное общество


Спортивный врач, доцент кафедры спортивной медицины и медицинской реабилитации Сеченовского университета, эксперт Международного Паралимпийского комитета Евгений Машковский рассказал «Филантропу» об адаптивном спорте, экспериментах над общественным мнением и о придуманном им проекте «ГТО без границ».

Евгений Машковский, фото из личного архива

— Что это вообще значит – ГТО без границ?

— Как известно, система ГТО была придумана для того, чтобы стимулировать советских граждан заниматься спортом. В 2014 году ее возродили: президент подписал соответствующий закон. Но поначалу эта инициатива не касалась людей с инвалидностью, хотя в плане правительственного документа это было. Наша команда первой заговорила о том, что возможность участвовать в программе должна быть абсолютно у всех. Мы делали это на научных и на социальных площадках.

В прошлом году мы подали заявку и получили Грант Президента на проект по адаптации испытаний комплекса ГТО для людей с инвалидностью. Он назывался «ГТО без границ». Мы должны были с помощью различных мероприятий показать, что люди с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата, слуха, зрения, интеллекта тоже могут стать полноправными участниками этого движения. Параллельно шла работа в Министерстве спорта: там занимались разработкой конкретных испытаний, критериев, временных нормативов.

Несколько раз мы делали публичные мероприятия. На нашем круглом столе весной этого года впервые удалось собрать одновременно представителей Минспорта, Москомспорта, Паралимпийского комитета, действующих спортсменов и врачей для всестороннего обсуждения этой проблемы. На днях инклюзивного спорта мы рассказывали школьникам и студентам про паралимпийский спорт. А самым главным событием, конечно, стал фестиваль «ГТО без границ», который прошел в мае этого года в спортивном комплексе «Салют Гераклион». В нем приняло участие около 500 человек, включая 200 человек с инвалидностью.

Фестиваль «ГТО без границ», фото из личного архива

— Евгений, вы спортивный врач, работаете в Первом московском государственном медицинском университете им. Сеченова, а это все-таки в первую очередь социальный проект. Откуда такая тяга к общественной деятельности?

— Моя основная работа – реабилитация людей с инвалидностью и медико-биологическое обеспечение паралимпийского спорта.

Но я спорт люблю со всех сторон. Получаю большое удовольствие, когда хожу на спортивные мероприятия или сам организую их. Раньше, когда я работал в сборной по ледолазанию, я всегда шутил, что после выхода на пенсию буду заниматься организацией спортивных мероприятий. Так что для меня это, с одной стороны, хобби, с другой стороны, помощь в работе.

Игра в защите: как футболисты занимаются благотворительностью

Например, благодаря фестивалю я осознал, как мало людей занимается адаптивным спортом. Я имею в виду не спортсменов-паралимпийцев, а обычных людей с инвалидностью. Как мало из них занимаются физкультурой и спортом просто для себя! И дело не только в физических ограничениях. Я не говорю сейчас о тех, кому по состоянию здоровья сложно даже просто выйти из дома. Но многие формы инвалидности вообще не препятствуют занятиям спортом. К сожалению, долгое время в обществе считалось, что если человек инвалид, то он должен сесть и сидеть, или лечь и лежать. На самом деле при правильном подборе нагрузок физкультура и спорт полезны для всех. Даже человеку с тяжелыми и множественными нарушениями можно подобрать физическую активность, которая будет ему во благо.

И в этом смысле наш Фестиваль – отличная возможность расширять аудиторию потенциальных паралимпийцев. На кафедре мы работаем с действующими спортсменами: советуем, как правильно питаться, как восстанавливаться, как лечить травмы. Но им не нужно рассказывать, как заниматься спортом. А тем, кто еще вне спорта, – нужно. Профессиональные спортсмены не берутся откуда-то просто так. Чтобы они появились, мы должны создавать пул активных людей с инвалидностью и растить из них паралимпийских чемпионов.

В принципе, продвигать эти идеи можно не только через мероприятия. Есть фонды, которые помогают детям с нарушениями развития и держат связь с их родителями. Для них в следующем году мы запланировали снимать видеорекомендации о том, как отправить ребенка заниматься спортом. Делать это нужно как можно раньше: не в 15 лет, а в 5-7. Другой канал – реабилитационные центры, куда попадают люди после аварий и других несчастных случаев. В этот момент человек вряд ли думает о спорте, но своевременный совет врача может принципиальным образом изменить его жизнь, дать силы для дальнейшего восстановления.

Фестиваль «ГТО без границ», фото из личного архива

— Какой примерно процент населения России включён в параспорт?

— Официальные данные говорят о том, что регулярно спортом занимаются всего лишь около 5% инвалидов. Наша задача – сделать так, чтобы их было как можно больше. Я точно знаю, что в каждом крупном городе можно найти секцию по адаптивному спорту. Наиболее популярна легкая атлетика: она содержит много дисциплин, и найти себе подходящий вариант смогут и люди с нарушением опорно-двигательного аппарата, и слабовидящие, и с люди интеллектуальными нарушениями. Очень востребовано плавание. Многих увлекает Пара пауэрлифтинг. Наша сборная в этом виде спорта одна из самых сильных в мире. Иногда возникает ощущение, что чемпионат Европы проще выиграть, чем чемпионат России, потому что конкуренция у нас гораздо больше.

«Я верю в теорию малых дел»: основатель платформы «Сделай!» о спорте и помощи

Кроме того, даже есть в городе нет секции, люди могут проявлять инициативу самостоятельно. Часто для занятий физкультурой нужен минимум оборудования, главное – желание быть активным. Мы стараемся эмоционально поддержать людей, показать, что они многое могут, а иногда и дать практический совет – как и с чего лучше начать занятия.

Развитию параспорта очень способствует мудрейший, на мой взгляд, закон, принятый несколько лет назад, по которому достижения наших паралимпийских спортсменов приравниваются к достижениям олимпийских.

То есть за победу и призы на Олимпиаде и Паралимпиаде полагаются одни и те же выплаты и привилегии от государства. Это очень здорово. Когда я рассказываю об этом на международных конференциях, многие удивляются, потому что не во всех странах это есть, многие борются за такие привилегии и доказывают их необходимость много лет. А у нас есть! Россия опередила многих.

Следующий этап по интеграции этих двух миров – подготовка универсальных тренеров, которые могут работать с любыми категориями спортсменов. Скажем, не должно быть отдельных секций по олимпийским и паралимпийским лыжам. Пусть будет одна большая. За границей чтобы получить сертификат международного инструктора по горным лыжам высшей категории, нужно сдать в том числе экзамен по работе со спортсменами с инвалидностью, то есть по спуску на специальных сидячих лыжах. Но пока что наша система устроена так, что есть секция обычного спорта и есть секция адаптивного спорта. Мы тоже должны это развивать. Но в лучше, когда спортсмены тренируются вместе, потому что они могут друг у друга чему-то научиться. Спорт объединяет всех.

Фестиваль «ГТО без границ», фото из личного архива

— Например?

— Например, перед Олимпиадой в Рио наша сборная по фехтованию проводила совместные тренировки со сборной по фехтованию на колясках. Спортсмены на колясках действуют на короткой дистанции, а в обычном фехтовании этот навык не так развит. И судя по успехам наших спортсменов, тренировки пошли всем на пользу. Мы еще до конца не знаем, какие скрытые возможности дает такое общение. Во-первых, в психологическом плане: глядя на паралимпийцев, ты понимаешь, сколько им приходится преодолеть, чтобы достичь тех же самых побед, и это дает дополнительный заряд энергии. Во-вторых, в плане развития физических качеств: тот же жим штанги лёжа в паралимпийском пауэрлифтинге выполняется в другой технике, и практикуя разные варианты, спортсмен без инвалидности может улучшить свои технические навыки.

— Кроме работы со спортсменами, в университете вы преподаете медицинскую реабилитацию и спортивную медицину и отвечаете за подготовку молодых врачей-ординаторов по этой специальности. Как они относятся к теме инвалидности?

— Я часто провожу такой эксперимент со студентами. Спрашиваю: «Кто из вас хоть раз в жизни сидел в коляске?». Обычно в аудитории из 50 человек таких только один или два. Тогда я спрашиваю: «Если бы вам предложили сесть в коляску, вы бы согласились?». Многие отрицательно качают головой – кто-то считает, что это плохая примета, кто-то боится или не понимает, зачем. Хотя для нас, медиков, коляска – это такое же средство передвижения, как машина, яхта, троллейбус или автобус. И наконец я спрашиваю: «Вы любите играть в баскетбол? Если вас друзья позовут играть в баскетбол, вы пойдёте с ними? А если это будут четырех ваших друга на коляске?» И выясняется, что садиться в коляску совсем не страшно, если это часть спортивной игры.

Фестиваль «ГТО без границ», фото из личного архива

— То есть отношение общества к инвалидам во многом зависит от контекста?

— Совершенно верно. Задумайтесь, ведь у нас же нет такого отдельного предмета или даже урока в школе, детском саду, институте, когда нам рассказывают про инвалидность как феномен. Как она возникает, что это не заразно, не опасно, что инвалидность просто подразумевает какие-то дополнительные потребности, и на этом отличия заканчиваются. Однако чтобы начать этот разговор, нужно выбрать правильный угол зрения. Спорт отлично подходит.

У себя в Сеченовском университете мы проводили ассоциативный эксперимент. Показывали людям фотографии и записывали их ассоциативный ряд. Подбирали однотипные картинки: человек на простой коляске – и на спортивной, человек с протезом – и бегун со спортивным протезом, слепой человек с тросточкой – и человек, который играет в футбол для слепых. Фотографии, сделанные в неспортивной обстановке, вызывали печальные ассоциации: «болезнь», «боль» и так далее. А спортивные картинки ассоциировались у людей с победой и успехом. Даже несмотря на то, что это были те же самые люди с тяжелыми формами инвалидности.

Елена Исинбаева: «Мне нравилась роль доброй феи»

К каким выводам это нас подтолкнуло как ученых? Если в школе внедрять такие паралимпийские уроки, то первое впечатление от этого феномена будет позитивное. Они станут лучше понимать, откуда берутся такие люди, а значит – не будут их бояться. А самое главное – у детей в голове будет постепенно складываться картина мира, где у людей с инвалидностью изначально есть свое законное место. Соответственно, когда эти дети вырастут и станут, например, архитекторами, то, проектируя здание, они не забудут, что кто-то будет заезжать туда на коляске. Мы должны не создавать специальные условия для кого-то, а изначально делать мир доступным для всех.

Для этого просто надо помнить, что люди с особенностями существуют, и рассказывать о них в максимально благожелательной форме. Тогда через 10-15 лет мы будем иметь принципиально другую инфраструктуру.

И это будет большой шаг на пути к формированию инклюзивного общества, к представлению о том, что люди с инвалидностью могут учиться и работать на равных условиях, если это не какая-то тяжелая патология, которая требует дополнительных педагогических методов или медицинской поддержки.

— А как быть с людьми с ментальными нарушениями? Им-то не пандусы нужны.

— Я чаще всего работаю с людьми с нарушениями опорно-двигательного аппарата и частично со слабовидящими. А с теми, о ком вы спрашиваете, до нашего проекта практически не сталкивался и сам, если честно, до конца не знал, как с ними взаимодействовать и чего ожидать. Так что для меня самым большим открытием в рамках этого мероприятия были именно они. Общаться с ними бывает весело и увлекательно, главное – не бояться и подойти. У нас на Фестивале был замечательный мальчик: интеллектуально он развивается медленнее сверстников, но когда бежит стометровку, обгоняет всех.

Фестиваль «ГТО без границ», фото из личного архива

— Ваш проект совсем недавно появился, но уже был номинирован на премию как лучший спортивный проект года. Расскажите, пожалуйста, про его дальнейшее развитие.

— Действительно, «ГТО без границ» прошлым летом совершенно неожиданно для нас был номинирован на премию Moscow Urban Forum. Победа в итоге досталась марафону «Бегущие сердца». Обидно, конечно (улыбается), но объективно их бюджет, ресурсы и опыт гораздо больше. И тем не менее, успех нашего инди-проекта свидетельствует об интересе к этой теме.

В следующем году (проект осенью 2017 года стал победителем грантового конкурса и будет финансироваться из Фонда Президентских грантов — прим. ред.) мы решили немного расширить тематику и попробуем перейти к формату инклюзивного спортивного мероприятия, в котором смогут участвовать смешанные команды. Поэтому теперь официальное название нашего проекта «ГТО без границ – инклюзивное спортивное движение». Чтобы набраться опыта в проведении таких мероприятий, летом я принимал участие в конференции и специальном гольф-турнире Латвии. Команды там состояли из игроков с инвалидностью и без. Они делали удары через раз. Чем сложнее было играть одному, тем сильнее был его партнер по команде, что уравнивало шансы на победу. Что-то подобное мы хотим сделать в следующем году. Это будет называется «соревнования двоек». Еще будет много интересных мастер-классов и спортивных активностей, где люди с инвалидностью и без смогут участвовать вместе. Пока всех секретов раскрывать не буду, приходите и все увидите сами.

— Чем инклюзивный формат может быть интересен людям, которые в своей жизни особенно не сталкиваются с этой темой?

— По опыту этого года могу сказать, что многие знакомые приводили на фестиваль детей-школьников со словами: «Давно хотел рассказать ребенку о людях с инвалидностью, но не знал, как это сделать». Студенты-волонтеры приглашали родственников и друзей с той же целью. Мир паралимпийского спорта красив и удивителен, к сожалению, люди пока мало про него знают, еще меньше знают про инклюзию. Я думаю, среди гостей были люди, которые сами до конца не понимали, зачем они идут, но уже на Фестивале начинали активно участвовать во всех мастер-классах и уходили очень довольные. Поэтому для нашей команды очень важно, чтобы такие спортивные мероприятия были еще и визуально эффектными. Мы тщательно продумываем все: дизайн значков, маек, подарков, браслетиков, бейджей. К сожалению, очень часто мероприятия для людей с инвалидностью выглядят серо, скучно, уныло, безнадежно. У нас принципиально другой подход. Например, благодаря нашим партнерам мы устроили байк-шоу и парад автомобилей Mini. Всеми силами мы стараемся создать ощущение праздника и вывести проект на достойный уровень. У нашей команды была своя внутренняя миссия – сделать самое красивое в России спортивное мероприятие для людей с инвалидностью. Я считаю, что мы справились. В следующем году мы хотим сделать самое красивое спортивное инклюзивное событие года. Чтобы это и выглядело круто, и было круто.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply