Российским эндаументам вынесли приговор


«Общественный суд, заслушав позиции сторон по делу целевых капиталов против благотворительных организаций, принимая во внимание вердикт присяжных, постановил. Именем российской благотворительности признать целевые капиталы виновными в отвлечении значительных ресурсов от решения социальных проблем и приговорить к общественным работам по пропаганде острых социальных проблем. Принимая во внимание исторический опыт, а также международную практику суд признает, что целевые капиталы не наносят вред деятельности других организаций. Однако, учитывая, что целевые капиталы не являются в должной мере прозрачными и подотчетными, а также не уделяют должное внимание популяризации механизма эндаумента среди потенциальных благотворителей, суд постановил обязать фонды целевого капитала готовить и размещать для публичного доступа годовую отчетность. Учитывая, что в ходе разбирательства было выяснено, что действующее законодательство в некоммерческой сфере не в должной мере способствует развитию благотворительности целевых капиталов, суд обращается к государству в лице Министерства экономического развития принять меры по немедленной активизации законотворческой работы в этой сфере. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

Суд над эндаументами 009

Судья, исполнительный директор «Фонда Тольятти» Борис Цирульников, трижды громыхнул молотком. В зале заседания — овации, гул и даже свист. Так 2 июня закончился суд над целевыми капиталами, в котором со стороны обвинения выступила директор фонда CAF Россия Мария Черток, а со стороны защиты — Лариса Зелькова, гендиректор благоторительного фонда В. Потанина, который последнее время уделяет много внимания развитию фондов целевого капитала (эндаументов) в России.

7 лет, 130 фондов

Первые эндаументы появились в России в 2007 году, после того как был принят закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». По этому закону целевой капитал некоммерческой организации (эндаумент) – сформированная за счет пожертвований часть имущества некоммерческой организации, переданная в доверительное управление управляющей компании для получения дохода, используемого для финансирования уставной деятельности некоммерческих организаций.

Такая модель, как показывает богатая мировая практика (особенно американская), помогает на долгие годы обеспечить стабильное финансирование программ организации, которое не зависит от прихотей конкретных доноров. И которое позволяет строить долгосрочные планы. Лучшие вузы США имеют многомиллиардные эндаументы, доход от которых идет на научную деятельность, зарплаты профессорам и стипендии талантливым студентам, на пополнение библиотек и на многое другое. Эндаументы Гарварда, Йеля, Стэнфорда обязательно приводят в пример, когда рассказывают о преимуществах фондов целевых капиталов.

В России за 7 лет было зарегистрировано около 130 таких фондов, прежде всего, в вузах и музеях. Однако ни один из наших эндаументов по размерам пока даже близко не допрыгнул до мировой планки, а большинство — слишком малы, чтобы доход от них рассматривать как основу финансирования организации.

И хотя модель все более популярна в России, сомневающихся достаточно. Много вопросов. Например, помогает или мешает развитию фондов целевых капиталов (ФЦК) действующее законодательство?  Насколько прозрачна эта финансовая модель? Есть ли более выгодная для организаций альтернатива эндаументам?

Ответы на эти вопросы искали участники конференции «Целевые капиталы: Pro et Contra» — итогового события двухлетней пилотной программы поддержки развития целевых капиталов в России благотворительного фонда В. Потанина «Целевые капиталы: стратегия роста». Они-то и устроили публичный общественный суд.

Обвинение: Эндаументы не оправдали ожиданий

Мария Черток из CAF Россия выступила с обвинительной речью. Список ее претензий к русским эндаументам состоял из 5 пунктов:

Суд над эндаументами 003

  • Они не оправдали ожидания. Зарегистрировано всего 130 эндаументов за 7 лет, причем сформировать фонд (то есть собрать необходимый минимум в 3 млн. рублей) удалось менее чем половине из них. Остальные только потратили деньги и время на регистрацию.
  • Они отвлекают ресурсы от решения актуальных проблем. Совокупный объем средств в российских эндаументов — 25 млрд рублей, но только 27 организаций собрали фонд значительного размера — более 50 млн рублей. Доходы остальных от использования энадумента не позволяют реализовывать серьезные программы. Между тем, законсервированные в эндаументах деньги можно было бы пустить на решение актуальных проблем.
  • Доход от управления целевыми капиталами (в среднем — 8%) не всегда покрывает инфляционные потери покупательной способности тела капитала (инфляция в России в последние пять лет находилась в диапазоне от 6,1% до 8,8%). При этом доход не реинвестируется, а тратится. Выходит, средства эндаументов не преумножаются, а тают.
  • Де-факто эндаументы способствуют дальнейшему углублению разрыва между сектором НКО и хорошо обеспеченными учреждениями. 70% сформированных целевых капиталов в России — это вузы, преимущественно государственные. Они уже обеспечены госфинансированием, бюджетными помещениями и проч., — тем, чего нет у большинства НКО. Плюс эндаументы имеют налоговые преференции. Они освобождены от налога на прибыль, хотя ее получают. А НКО, пытающиеся заниматься коммерческой деятельностью для финансирования своих программ, этот налог вынуждены платить.
  • Эндаументы не способствуют общественному благу, а преследуют благополучие своих создателей, да и то весьма слабо. Подавляющее большинство ФЦК создано в интересах одной определенной организации. При этом денег на уставную деятельность тратят они ничтожно мало – в общей сложности менее 50 млн. рублей в 2012 году. «И это организации, сидящие на денежном мешке в 25 миллиардов! — воскликнула обвинитель. — Поистине гора родила мышь, и огромный финансовый потенциал оказался потерян для общества на долгие годы». К этому списку Мария Черток добавила непрозрачность российских фондов целевого капитала (подавляющее большинство эндаументов даже не дают себе труда публиковать свои годовые отчеты).

Крик из зала: «Позор»!

Судья Цирульников грозится выдворить нарушителя.

Наталья Каминарская (в центре на заднем плане), исполнительный секретарь Форума Доноров, оказалась главным нарушителем порядка на процессе

Наталья Каминарская (в центре на заднем плане), исполнительный секретарь Форума Доноров, оказалась главным нарушителем порядка на процессе

Обвинитель Черток завершает речь: несмотря на все вышесказанное просит проявить снисхождение к подсудимому при вынесении приговора.

Защита: Эндаументы — прыткие на общем фоне

Фонд Потанина — вместе с Форумом доноров — располагается на вершине короткого списка организаций, которые системно поддерживают в России развитие фондов целевых капиталов. Поэтому естественно было увидеть на этом процессе в роли адвоката Ларису Зелькову, гендиректора потанинского фонда.

Суд над эндаументами 006

«Вы слышали речь обвинения, которая построена на домыслах и ложной интерпретации фактов», — дружелюбно начала она.

Фактическую ошибку она назвала одну. По данным Ларисы Зельковой, диапазон, в котором находится инфляция, не коррелирует с диапазоном доходности фондов целевых капиталов: «В зависимости от инфляции и ситуации на рынке эта доходность колебалась в минувшие годы о 8% до 11,5%. Уровень инфляции всегда был заметно ниже».

Основной упор в своей речи адвокат сделала на сравнении фондов целевого капитала с другими некоммерческими организациями в России. Суть мысли в том, что на общем фоне эндаументы выглядят вполне даже ничего.

«За десятилетия своего существования российский некоммерческий сектор, занимаясь в общем-то полезной деятельностью для нашего общества, так и не смог сформировать устойчивую базу для привлечения доноров и не смог стать прозрачным, — говорит Лариса Зелькова. — По разным экспертным оценкам и по отчетности, которая есть в Форуме доноров, лишь не более 20% российских благотворительных организаций и других НКО сдают отчетность. Фонды целевых капиталов, будучи более молодыми и менее опытными, делают это гораздо лучше».

Адвокат Лариса Зелькова и присяжные в целом оказались на одной стороне

Адвокат Лариса Зелькова и присяжные в целом оказались на одной стороне

ФЦК лучше остальных фондов и в привлечении средств, уверена Лариса Зелькова. Здесь важно, с какой стороны посмотреть. Собирать деньги на помощь конкретным благополучателям, больным детям например, наши фонды действительно уже научились. А вот найти средства для финансирования собственных административных и инфраструктурных расходов пока не получается. «В России не существуют других организаций кроме фондов целевых капиталов, которые могли бы отвлечь на длительное время не на конкретные проекты, а на инфраструктурные расходы такое количество средств частных доноров — 25 млрд за 5 лет реальной работы эндаументов», — говорит Лариса Зелькова.

По ее словам, ФЦК также показывают невиданные в российском некоммерческом секторе стандарты финансовой дисциплины и отчетности при расходовании средств. В том числе поэтому оправдано предоставление им налоговых льгот. «Безусловно, ФЦК предстоит еще многому учиться, но уже сейчас они тратят деньги на порядок более качественно, чем некоммерческие организации традиционной формы, — говорит Лариса Зелькова. — Мы знаем бесконечные истории о том, как НКО тратили полученные от доноров средства нецелевым образом, не предоставляли качественную отчетность…»

— Я протестую, ваша честь! — вступает Мария Черток. — В задачу защитника не входит обвинение других организаций.

Мария Черток из CAF Россия и Наталья Каминарская из Форума Доноров

Мария Черток из CAF Россия и Наталья Каминарская из Форума Доноров

— Протест принят!

— Позволю себе продолжить, — ничуть не смутилась адвокат. И продолжила.

Первые ФЦК появились в университетах, потому что там собралась публика, способная увидеть самые прогрессивные формы финансирования НКО. «Наши университетские ФЦК ничуть не хуже самых крупных мировых, — смело заявила Лариса Зелькова. — Понятно, что нашим фондам нужно еще много десятилетий трудиться, чтобы достичь размера эндаумента Гарвардского университета и других. Но старт оказался прекрасным, если учесть обстоятельства. Напомню, что даже у государственных университетов фонды целевого капитала сформированы целиком за счет частных пожертвований. Более того, государство не позволило университетам внести в свои эндаументы никакие здания или иные материальные ресурсы, которые в свое время составили основу эндаументов за рубежом. Впечатляющие цифры западных целевых капиталов — в том числе за счет включения в капитал недвижимости, ценных бумаг, а также произведений искусства, если речь идет об эндаументах музеев. Наши эндаументы такую возможность получили только год назад».

«Фонды целевых капиталов сейчас наиболее пристально изучают государственные регуляторы и доноры, им очень трудно, так что эти организации заслуживают нашей похвалы и алодисментов и уж точно не заслуживают нашего порицания», — завершила свою речь Лариса Зелькова.

Аплодисменты в зале.

Приговор

Вердикт судьи, похоже, удивил некоторых участников процесса

Вердикт судьи, похоже, удивил некоторых участников процесса

Показания свидетелей защиты и обвинения, а также прения сторон удивительным образом подтвердили обе точки зрения — и прокурора, и адвоката. Наверное, поэтому присяжные вынесли в целом оправдательный для отечественных эндаументов приговор, а судья — вроде бы и обвинительный, но лишь наполовину.

  1. Алексей Гавриленя

    Спасибо, что поднимаете актуальную тему. То, что так мало сейчас фонды тратят «по назначению» отражает законодательное ограничение по возможности расходования средств фонда в первые 10 лет работы фонда…

    Кажется, что пришло время на законодательном уровне улучшить прозрачность и гибкость механизма endowment в РФ. Цель которого не только в получении % дохода от средств фонда, а в распределении средств на программы фонда на несколько лет.

    Например, Фонд Гейтсов — который собирается потратить все средства в ближайшие десятилетия — как мне кажется, едва ли смог жить в рамках российского закона…

    Аналогично, российские НКО не могут пользоваться endowment, как «подушкой на сложные времена»…

    Есть ли сейчас достаточный лоббисткий ресурс в секторе НКО и готовность у властей находить возможности по оптимизации законодательства?

    Удачи и спасибо за вашу работу

    Алексей

    • Дмитрий Соколов

      Алексей,

      Согласно российскому законодательству, фонд целевого капитала может расходовать помимо дохода еще и до 10% стоимости капитала (если это предусматривает договор пожертвования), так что здесь проблемы нет.

      Подушкой безопасности эндаумент может и будет работать. Просто сейчас эти средства очень незначительны в масштабах бюджетов НКО. А в условиях российской «тряски» без законодательных ограничений подушку накопить и не получится — на каждой кочке капитал будет сдуваться до нуля.

      Думаю, что Фонд Гейтсов, скорее всего, просто не появился бы в РФ. Но это связано скорее с налоговым законодательством, а не с законом о ЦК.

Leave a Reply