Цифры Астахова. Эксперты — о сокращении количества сирот в России


Число детей-сирот в федеральном банке данных (ФБД) за последние 5 лет сократилось почти вдвое, сообщил на днях журналистам Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов. По его словам, в 2011 году в ФБД было 128 тысяч детей, а в 2016 году — уже 70 тысяч.

Кроме того, по информации омбудсмена, уменьшилось число отказников — с 7 до 4 тысяч в год. К улучшению этой статистики в будущем приведёт поддержка матерей, находящихся в трудной жизненной ситуации, и развитие кризисных центров.

«За пять лет на 34% снизилось число лишений родительских прав и, как следствие, социальных сирот, то есть детей, находящихся в детских домах при живых родителях», — передает слова Астахова «РИА Новости».

Действительно ли властям удается в последние годы кардинально изменить ситуацию с сиротством в России? Корреспондент «Филантропа» опросил экспертов.

Александр Гезалов: «Работы у нас на годы вперед»

Александр Гезалов — эксперт в области сиротства.

Александр Гезалов— Я не согласен с оценкой Астахова. Существуют некие ТЗ (технические задания. — Ред.) от государства. В чем они заключаются? В том, что родителей не лишают прав. Представим, что условная мама сдает ребенка на полгода в сиротское учреждение, «на передержку». Ребенок находится там без статуса [детый-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей]. Сегодня дома ребенка забиты такими детьми. Но в федеральном банке такие дети не засвечены. Мы имеем дело со скрытым сиротством. Система умело перестраивается под тренды.

Вторая проблема — медленное устройство детей в семьи. Некоторые дети находятся в ФБД годами. Необходимо ввести ответственность органов опеки за неустройство ребенка в семью. Сегодня логика опеки такова: «ребенка поместим в ФБД и ждем пока его возьмут в семью». Но кто сможет забрать ребенка, когда система поддержки желающих остается достаточно жестокой? Например, мы сейчас изучаем ситуацию одной семьи, от которой чиновники требуют привезти всех родственников, чтобы подтвердить свое согласие на прием ребенка в семью. Полный абсурд. Это показатель монопольного управления детьми со стороны государства. Необходима демонополизация. Часть функций нужно передать общественным организациям и фондам.

Детей без статуса учреждения отдают неохотно, поскольку они теряют надбавки (особенно для детей с ограниченными возможностями здоровья). Раньше детей-сирот было больше — процесс устройства был проще. Сейчас диагнозы приписывают, пугают кандидатов в родители предстоящими трудностями. Одним словом, работы у нас на годы вперед. Система очень далека от совершенства.

Елена Альшанская: «У этих детей есть возможность вернуться в кровную семью»

Елена Альшанская — глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Елена Альшанская. Фото с сайта www.otkazniki.ru

Елена Альшанская. Фото с сайта www.otkazniki.ru

— С одной стороны, у этих цифр есть объективная составляющая. С 2006 года заметно выросло семейное устройство. Об этом начали говорить в публичном пространстве, детей начали забирать в семьи. С другой стороны, снизилось выявление кризисных ситуаций. В каких-то регионах проводится работа по поддержке семей, но помощь несистемная, неполноценная.

Безусловно, мы наблюдаем и скрытое сиротство, но резких выводов я не стала бы делать. Было время, когда органы опеки лишали родителей прав либо ограничивали в правах, а детей отправляли в приюты. Теперь многих детей помещают в приют без сиротского статуса. Но у этих детей есть возможность вернуться в кровную семью.

Сейчас количество лишений родительских прав сокращается. То, что родители получили возможность вернуть ребенка, является позитивным моментом.

Социальным службам необходимо больше времени уделять работе с семьей, а не забирать ребенка на «передержку» в приют. С одной стороны, органы перестраховываются. Их тоже можно понять. Пока в стране не будет выстроена четкая модель работы с кризисными семьями, сокращения числа сирот не произойдет.

 

Галина Семья: «Это беспрецедентное сокращение количества сирот, такого не было ни в одной стране мира»

Галина Семья — доктор психологических наук, профессор кафедры психологической антропологии Московского педагогического госуниверситета

Галина Семья— Это данные федерального статистического учета, который ведет Минобрнауки. Астахов к этому не имеет отношения. Каждый год каждый регион отчитывается о состоянии дел с сиротами. Как ведется учет? Мы считаем сиротами тех детей, которые находятся в детских домах и тех, кто находится на семейном устройстве. Поэтому у нас общее число сирот — пятьсот с лишним тысяч. Из них 87% находятся на семейной форме устройства, остальные — в организациях для детей-сирот. В каждом регионе это соотношение может быть разным.

Два года назад мы перестали включать в статистику тех детей, которые были усыновлены. Поэтому цифры снизились. При этом отмечу, что действительно число сирот сокращается. Это беспрецедентное сокращение. Такого не было ни в одной стране мира. Три года назад я начала изучать американскую систему. У них тогда в региональном банке данных стояла 101 тысяча детей, в России – 108 тысяч. Через два года у нас эта цифра стала ниже 90 тысяч, в США стала 100. Что обеспечило такое снижение?  На протяжении нескольких лет было пристальное внимание к сиротской проблеме со стороны первых лиц государства и регионов. Были постоянные поручения губернатором, что способствовало созданию дорожных карт и последовательных действий по развитию семейных форм устройства.

Серьезную сыграли федеральные субсидии и субвенции регионам на компенсацию расходов приемным родителям, пособия. Еще один фактор: креативность регионов. Они стали придумывать новые системы стимулирования семей. Они стали думать как устроить особые категории детей, разработали систему льгот. Особо отмечу стремительное развитие законодательства: указ президента об упрощении процедуры усыновления запустил в действие мощный механизм. В Госдуме была создана рабочая группа, куда вошли сенаторы, депутаты, НКО. Было приняты около 40 поправок. Как только поступали сигналы с мест о том, что какая-то поправка работает плохо, то она мгновенно исправлялась. К примеру, если Вы берете в семью ребенка со СПИД, то второго ребенка со СПИД вы не имеете права уже брать. Эту глупость законодатели устранили оперативно. Американцы, например, 150 лет создавали законодательную систему в отношении приемных семей. Мы прошли этот путь за 5-8 лет. И мы получили законодательство отвечающее современным вызовам.

Если раньше в семейном кодексе было написано, что семейное устройство детей-сирот это усыновление, опека и попечительство, а также организация и детский дом. То последняя строчка исчезла. То есть детдома – это не устройство сирот. Что это значит? Ребенок направляется в организацию временно до нахождения семьи для него. Раньше организации принимали ребят и выпускали, а теперь обязаны обеспечить ему семейное устройство.

Вышло постановление Правительства РФ №481, где четко прописаны обязанности организации для детей сирот. Все соответствует рекомендациям Совета Европы. Я сравнивала два этих документа».

Татьяна Квасникова: «Процедура работы с кровными семьями четко отработана»

Татьяна Квасникова — начальник Управления по опеке и попечительству Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан Татьяна Квасникова:

Татьяна Квасникова— В настоящее время в городском округе город Уфа Республики Башкортостан  проживает 216 тысяч детей в возрасте от 0 до 18 лет. На учете и сопровождении органов опеки находятся 2713 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.86% детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей устроены в семьи граждан.С каждым годом, в результате планомерной работы в сфере защиты прав детства, стимулирующей граждан к семейному устройству детей-сирот, количество детей-сирот, воспитывающихся в интернатных учреждениях, сокращается: с 2010 года число воспитанников в учреждениях сократилось практически на 50% (если в 2010 г. их было 530, то в 2015 г. — 275). Вместе с тем, одним лишь устройством детей, оставшихся без попечения родителей в семьи граждан, проблему сиротства не решить. Нарушение права ребенка жить и воспитываться в семье привело за последние 20 лет к новому социальному феномену – так называемому социальному сиротству Основная масса выявляемых сегодня детей, оставшихся без попечения родителей – социальные сироты

Управлением по опеке и попечительству Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан и органами опеки и попечительства районов г. Уфы организована планомерная, комплексная профилактическая работа с неблагополучными семьями, направленная на сохранение кровной семьи и уход от практики лишения родительских прав без проведения предварительной социально-реабилитационной работы, которая дает определенные результаты.

В мае 2013 г. было заключено соглашение между Администрацией г. Уфы и Благотворительным фондом профилактики социального сиротства о внедрении комплексной модели профилактики социального сиротства на территории нашего города.

В рамках этого соглашения были внедрены новые технологии раннего выявления семейного неблагополучия и работы со случаем нарушения прав ребенка, позволяющие выявлять жестокое обращение по отношению к детям на ранних стадиях. Благодаря этим технологиям процедура работы с кровными семьями четко отработана, есть инструментарии для проведения объективной оценки ситуации, алгоритмы работы.

С 2012 г. на 30% сократилось число родителей, лишенных родительких прав (2012 – 303, 2013 – 279, 2014 – 238, 2015 — 219). С 2012 года на 45% сократилось количество детей, выявленных в Уфе, оставшихся без попечения родителей (2012 – 473, 2013 – 392, 2014 – 261, 2015 — 260).

Важным направлением деятельности органов опеки и попечительства города Уфы по снижению социального сиротства является работа по возврату детей в кровные семьи из учреждений для детей-сирот. На сегодняшний день в Уфе увеличилось количество возвратов в кровные семьи детей из учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей (2012 – 54, 2013 г. –55 детей, 2014- 84, 2016 г. — 85).

Желание самих родителей вернуть ребенка в семью имеет огромное значение. Обратившись в органы опеки, родители встают на сопровождение психологических центров, где с ними ведут работу педагоги-психологи и социальные педагоги. С детьми параллельно ведется работа в учреждении, где непосредственно находится ребенок. Более того, органы опеки, совместно с учреждениями и сами инициируют процесс возврата детей в кровные семьи.

С момента внедрения технологий, на сопровождении в уполномоченных органах и учреждениях находилось 497 семей, в которых воспитывалось 725 детей. В 276 семьях (417 детей) реабилитационная работа завершена. Другим важным вектором единой системы профилактики социального сиротства является деятельность по профилактике отказов от новорожденного ребенка.

Как показывают статистические данные, предоставленные Фондом профилактики социального сиротства, отказы от новорожденных составляют существенную часть в общей статистике социального сиротства. В мае 2014 года в г. Уфе создана единая городская служба по предотвращению отказов от новорожденных детей на базе психолого-педагогического центра «Саторис», деятельность которой координируется Управлением по опеке и попечительству и администрацией центра.

За 2015 год в Уфе зафиксировано 50 намерений отказа, 31 из которых был предотвращен, что составляет 62% (в 2014 – 45 отказов, 25 предотвращено (55 %)). Доля предотвращенных отказов выросла на 7% по сравнению с 2014 годом, и на 32% по сравнению с 2013 г.

Александра Марова: «Методики 1990-х годов ушли в прошлое»

Александра Марова — директор благотворительного фонда профилактики социального сиротства.

Александра Марова

— Не всегда органы опеки идут на крайние меры, я имею ввиду, лишение родительских прав. Ребенка перекидывают в социальный реабилитационный центр, потом снова возвращают к родителям, когда те перестают пить. Потом история снова повторяется, снова реабилитационный центр. Но это скорее исключение из правил.

Сирот действительно активно устраивают в семьи. Вообще социальная отрасль развивается достаточно динамично, несмотря на экономический кризис. Если раньше технология выявления ранних случаев отказов от ребенка была чем-то невероятным, то сейчас регионы активно ее используют.

Методики 1990-х годов ушли в прошлое. Открываются социальные приюты для женщин с детьми. Если раньше их можно было по пальцам пересчитать, то теперь приюты есть во множестве регионов. Раньше регионы не хотели даже слышать о профилактике отказов от новорожденных. Теперь внедряют технологии.

  1. Александр Редько

    Александр Редько.
    Более 500 тысяч детей-сирот в РФ. А сколько миллионов некачественных родителей и соответственно, некачественно воспитанных, социально отсталых и запущенных детей? Спросите учителей в детских садах и школах. Эта национальная трагедия — следствие недостаточно эффективной системы воспитания будущих счастливых и здоровых родителей. Может, уделить больше внимания созданию такой системы с четкими критериями качества, изначально без брака? Вкладывать силы, средства в качественное воспитание, а не в переделку брака? И поощрять лучших родителей, уделять им больше внимания, и планировать обучение будущих качественных, счастливых родителей с разработки методик детских игр в яслях, садиках, школах? Нужно улучшать всю систему воспитания. Пора.

  2. Галина

    Существует ли система ведения пьющих родителей? Кто и как осуществляет наблюдение за ними и соц.поддержку?

  3. Елена

    Откуда в США взялись сироты? Да ещё сотнями тысяч. )))
    Там нет детдомов. Детей сразу передают в приёмные или фостерские семьи.

    • Миа

      Елена,
      Сироты действительно есть. Их также забирают из неблагополучных семей, часто их может быть несколько братьев и сестёр и найти им фостерскую семью, готовую сразу принять 4-5 ребят не так просто. Дети представляют из себя разные этнические и возрастные группы. Кстати, последнее время из-за размывания среднего класса в США, таких детей к сожалению становится больше. Есть статьи в инете, можете поискать, правда информация на английском.

Leave a Reply