Злостный отказ от статуса агента. Как работает статья 330.1 УК


В России может быть возбуждено первое уголовное дело за нарушение закона «О некоммерческих организациях» в отношении Валентины Череватенко, руководителя общественной организации «Женщины Дона», пишет газета «Коммерсант». Обращения в защиту Череватченко опубликовали Human Rights Watch и Amnesty International.

Валентина Череватенко

Валентина Череватенко

Справка
Союз «Женщины Дона» был в числе первых Минюстом включен в реестр «иностранных агентов» в 2014 году, одноименный фонд — в 2015 году, обе организации решение обжаловали. Весной 2016 года союз был исключен из реестра «в связи с прекращением выполнения функций иностранного агента».

Речь идет о статье 330.1 Уголовного кодекса РФ (злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента). Корреспондент «Филантропа» попросил юриста общественной правозащитной организации «Агора» Рамиля Ахметгалиева дать оценку не только делу Череватченко, но той самой статье 330.1 Уголовного кодекса.

— Изначально эта норма в Уголовном кодексе была принята в первом пакете законопроектов, связанных с институтом НКО, выполняющих функции «иностранного агента», — рассказывает юрист. — Процедура включения в реестр агентов была тогда условно-добровольной (под угрозой привлечения к ответственности). Смысл заключался в том, что организация сама должна назвать себя «иностранным агентом», сама на себя написать заявление и подать его. На промежуточном этапе эту организацию могли привлечь к административной ответственности за неподачу такого заявления. Но никакой государственный орган не был наделен полномочиями по принудительному включению в реестр. Принцип был такой: мы вас предупреждаем — вы отказываетесь, мы вам выписываем штраф — вы отказываетесь платить, далее наступает уголовная ответственность. В этом был смысл введения данной статьи УК.

Вскоре власти поняли, что добровольно вступать в реестр никто не будет из реально действующих некоммерческих организаций. Поэтому в 2014 году внесли поправки в блок законов об «иностранных агентах», где предусмотрели процедуру принудительного включения. Эти поправки вступили в силу в июне 2014 года. Теперь Минюст, если посчитает НКО «иностранным агентом», самостоятельно включает организацию в реестр — даже если сама НКО агентом себя не считает. Функция выполнена, цель достигнута. В этой связи статья 330.1 УК потеряла свое значение, ведь уголовная ответственность изначально вводилась как некий инструмент понуждения НКО к вступлению в реестр.

В этой связи попытка привлечь Череватченко к ответственности выглядит странно. Более того, мы пока не получили конкретных объяснений относительно этого дела («Агора» представляет интересы Череватченко. — Ред.). В тот период, когда действовал первый пакет закона по иностранным агентам, прокуроры обращались в суд по понуждению организации вступлению в реестр. Череватченко, естественно, в суде доказывала, что НКО «Женщины Дона» агентом не является. Доказывала, на мой взгляд, обоснованно, успешно и аргументированно. А теперь ей говорят: вы же в суде не согласились [признать статус], вы же стали обжаловать действия Минюста и прокурора, значит злостно, долго и систематически не хотите добровольно включать себя в реестр.

Фактически статью начинают извращать. Конституционное право на судебную защиту истолковывают как неисполнение обязанности.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply