Психология жертвы


Рис. Я. Абрамовича (с сайта http://5thdimension.org/)

Слово «благотворительность» в последнее время стало часто звучать не только в узком сообществе НКО. Однако, ни у тех, кто благотворительностью занимается непосредственно и на деле, ни у тех, кто о ней пишет, практически нет согласия и общего представления о том, что это за явление – по существу, по форме, по содержанию.

Это не удивительно, благотворительность всегда вызывала споры. Еще В. О. Ключевский в своем очерке «Добрые люди Древней Руси» писал: «Благотворительность — вот слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют и все одинаково понимают».

Не претендуя на исчерпывающий анализ, мы ставим перед собой три задачи:

  • упомянуть различные представления о благотворительности, перечислить, по возможности, различные подходы к исследованию и пониманию благотворительности, — какие они в принципе бывают,
  • наметить их смысл, а также — то, чем они могут быть полезны в практике работы благотворительных НКО,
  • выявить их некоторые недостатки и ограничения.

Эти материалы – набросок, «задел» будущего исследования и, одновременно, — приглашение к дискуссии для всех, кто интересуется вопросами современной благотворительности. Мы выделим пять возможных подходов к анализу благотворительности: психологический, экономический, социологический, культурологический и философский. Мы прекрасно отдаем себе отчет, что их может быть значительно больше. Начать обсуждение предлагаем с самого, казалось бы, простого и «всем понятного» психологического подхода к анализу благотворительности.

Рекомендуем также

По понятиям

«Он сменяет милосердие на благотворительность, то есть на милосердие без доброты, напыщенное и лживое», – сказал Честертон-критик о Диккенсе-писателе. Честертон прав, как и многие другие критики благотворительности. Ведь главная проблема – в неразберихе с понятиями.

Психологические представления

Исследуя благотворительность, психологи говорят, прежде всего, о мотивации благотворительности и о поведенческих стратегиях благотворителей.

Попытки классификации мотивации благотворителей предпринимались неоднократно. Обычно различают «внутреннюю» («личностную») и «внешнюю» («социальную») мотивацию.

Также разделяют самостоятельную, отдельную «мотивацию благотворительности» (т.е. тогда, когда человек занимается благотворительностью ради нее самой) и мотивацию, производную от каких-либо иных, сторонних мотивов (например, «попросил хороший человек», «практическая польза», PR и т.п.).

Что касается поведенческих стратегий, то здесь принято различать «авторитарный» и «сотрудничающий» тип интеракции. Кроме того, выделяют стратегии поведения, предполагающие взаимодействие или, напротив, стратегии поведения, включающие тотальный и постоянный контроль над каким-либо процессом и стремление заместить собой любых других его участников и исполнителей и т.п.

Примеры. В исследованиях мотивации благотворителей часто высказывается мнение, что те, кто склонен к филантропии в силу внутренних своих ценностей и особенностей характера, не слишком заинтересованы в публичной демонстрации.

Кроме того, считается, что такие люди редко осуществляют благотворительность с помощью консультантов и специальных менеджеров или как-либо опосредованно вообще, для них характерна исключительно стратегия «Из рук в руки».

Благотворительность для них – максимально персонализированное действие.

Каковы следствия из подобного описания? Они вполне конкретны: искать продуктивный способ сотрудничества НКО с донорами с подобной мотивацией:

  • поставлять донору максимально персонализированную информацию о нуждающихся, стараться обеспечивать личный контакт жертвователя и нуждающихся;
  • консультировать донатора и нуждающихся в отношении возможных проектов использования пожертвованных средств.

Те же из числа благотворителей, кто осуществляет пожертвования с явной или не-явной мотивацией приобретения «доброй репутации» или иной «рекламы», напротив, часто склонны прибегать к помощи посредников.

Как взаимодействовать с ними? И здесь есть рекомендации:

  • предоставлять такие услуги как «экспертиза благотворительных проектов с токи зрения их общественного резонанса», «размещение информации в СМИ об активности донора» и «доступ к базе данных о нуждающихся».

Разумеется, типов мотивации и стратегий поведения доноров может и должно быть описано гораздо больше. Понятно и то, что приведенные примеры не так часто встречаются в «чистом виде», поскольку сами же психологи считают, что в поведении всегда осуществляется одновременно несколько разных мотивов.

Кроме того, далеко не всегда благотворители с «внутренней» мотивацией отказываются от сотрудничества с «посредниками», — лишь тогда, когда чувствуют, что личностный, персональный момент благотворительности утрачивается. Мы просто вынуждены говорить об этом несколько схематично и в телеграфном стиле.

Представления о мотивации благотворительности полезны в том отношении, что различные мотивации доноров предполагают принципиально разные формы работы с ними благотворительных организаций, значительно будут отличаться и способы коммуникации и сотрудничества.

Психологический анализ благотворительности не исчерпывается только сферой мотивации и стратегий действия доноров. Могут быть и иные психологические исследования с другой тематикой и проблематикой, с использованием богатого арсенала средств и методов.

В идеале, психологи могут участвовать и в создании благотворительных проектов, и в организации взаимодействия сотрудников НКО, и в педагогических и медицинских благотворительных программах – и вести соответствующие исследования и разработки.

Однако на сегодняшний день подобных исследований мало и говорить о расширении контекста преждевременно.

Актуальная задача — понять мотивы и стратегии взаимодействия доноров в реальной благотворительности сегодня в России. Мы полагаем, что для этого нужна серьезная полевая исследовательская работа, так как мотивы зачастую «скрыты» от самих же благотворителей и не отрефлектированы ими.

PS

Мы планируем дальше коснуться иных подходов к благотворительности – экономического, социологического, культурологического и философского.

А сейчас мы были бы рады услышать ваше мнение в связи с написанным, и узнать о вашем видении психологического подхода к благотворительности и его возможностей.

  1. Мизантроп

    В России основным мотивом благотворительности чаще всего бывает желание делать всё наперекор властям. Это как с движением стиляг или хиппи. Раз власть считает, что это плохо, вот как раз это и буду делать. Потому такие люди в большинстве предпочитают не засвечиваться. Именно этот мотив и нужно использовать. Лозунг «каждый спасённый ребенок — это пуля в лоб Кудрину » должен стать основным. Тогда и желающих прибавится.

  2. б.а.рмалей

    авторы рассматривают достаточно простое противопоставление:
    делает, потому что хочет делать именно это vs
    делает, потому что это нужно для чего-то.

    можно предложить и другие варианты, например:

    делает, потому что что это выгодно.
    делает, потому что считает это должным.
    делает потому что считает это ценным, важным.
    делает, потому что ему это приятно.

    здесь использована типология рациональности вебера.
    4 типа рациональности.
    можно и еще чего-нибудь в этом направлении выдумать…

    • AndreySuch

      спасибо за комментарий.
      это как раз то, что мы хотели обсуждать в культурологической и философской части.

      фокус в том, что все со всем переплетается.
      например, заметку об экономическом взгляде на благотворительность необходимо читать с учетом контекста т.н. «экономики символического обмена», которую называют «экономической интервенцией в культурологию и социологию». впрочем, можно и наоборот.

      короче говоря, хотелось бы в итоге как раз об этом переплетении и написать.

  3. mchertok

    Прекрасной иллюстрацией к теме мотивации является «Рождественская история» Диккенса. Скрудж превращается в хорошего человека (а индикатором этой новой «хорошести» как раз выступает его стремление помогать людям) из сентиментальных чувств, вызванных воспоминаниями детства, страха умереть в одиночестве, жалости к мальчику-инвалиду и пр. Да и стремление восприниматься другими в качестве хорошего человека ему вдруг тоже оказывается не чуждо.

Leave a Reply