Добровольный налог


Продолжаем заметки о том, какие науки и как могут описывать благотворительность. Предыдущая была посвящена психологии, настоящая — экономике. Некоторая сложность заключается в том, что, по нашим наблюдениям, язык экономики наиболее сложен для НКОшников, далек от них.

Учимся говорить прозой

Словосочетание «третий сектор» сделалось достаточно .  Но если спросить, сектором чего именно, какого объекта является этот «третий сектор», ответ можно услышать далеко не всегда.

Многие говорят: «третий сектор общества». Например, Д. Шмидт в статье «Какое гражданское общество существует в России?» пишет: «Гражданское общество часто рассматривают как «третий сектор», действующий независимо от двух других секторов общества — государства и рынка, но в то же время играющий роль посредника между ними».

И это совершенно некорректно. По той простой причине, что «третий сектор» — это сектор экономики. Это – экономический термин и экономическое, а не социологическое понятие.

Проблема здесь заключается вовсе не в установлении приоритета или первенства. Проблема в том, что термины и понятия физики не могут быть использованы в экономике, а экономические понятия – в без специальной методологической и теоретической проработки.

Впервые выделил в конце XIX века немец Адольф Вагнер. Он считал, что благотворительный сектор необходим для того, чтобы устранять недостатки государственного и частного.

Раз мы договорились, что «третий сектор» — понятие экономическое, неизбежно возникает вопрос: что он производит? Значительна ли величина производимого, — в соотношении, скажем, с ВВП?

Так вот.

В США доля «третьего сектора» в ВВП — 7,5 %, а, например, в Нидерландах – около 15,8 %, (данные 2009 года).

В России в 2004 году она составляла около 1,2 % ВВП, а к 2009 году, по данным Росстата, упала до 0,5 %. Однако и этот небольшой процент в денежном выражении составляет приблизительно 165 млрд. рублей.

Что производит «третий сектор»?

Во-первых, «обычные» товары, такие же как и в «коммерческом секторе». Наиболее очевидные случаи:

  • «Социальные предприятия», некоммерческий смысл деятельности которых – предоставить работу нуждающимся (инвалидам, необученным, десоциализированным и другим социально неблагополучным людям);
  • Предприятия, выпускающие социально-значимые товары (недорогую пищу, одежду, полезные книги, товары для детей, пенсионеров, инвалидов и других социально незащищенных групп);
  • Предприятия, которые созданы НКО для обеспечения их основной, например, благотворительной деятельности.

Во-вторых, «третий сектор» занимается финансами, их перераспределением и инвестированием. , не так давно легализованные в России, могут заниматься активными и масштабными инвестициями для обеспечения своих некоммерческих целей. Фонды местных сообществ также могут быть эффективными финансовыми инструментами.

В третьих, НКО производят услуги. В экономическом отношении это — основная деятельность некоммерческих организаций:

  • создание «социальных услуг» в таких сферах, как здравоохранение (в широком смысле), культура, образование, наука;
  • предоставление услуг не только благополучателям, но и донорам. Для доноров посреднические и диспетчерские НКО разрабатывают, например, благотворительные проекты, собирют информацию о нуждающихся и об активных «низовых» благотворительных организациях. Другими словами, производят интеллектуальные, менеджерские, экспертные, информационные и PR-услуги, которые стоят достаточно дорого.

Благотворительность с экономической точки зрения

Рынок, на котором предлагаются и оплачиваются такие «благотворительные товары», называют «рынком социальных услуг». Главным поставщиком, а также и заказчиком, оплачивающим социальные услуги в России, является государство и его различные структуры.

Когда возникает та или иная частная или общественная инициатива, благотворители самим этим фактом фиксируют либо отсутствие определенной социальной услуги на рынке, либо отсутствие ее оплаты, либо неадекватное соотношение ее цены и качества.

Бывает, что благотворительность выступает в форме исключительно , а не ее производства. Тогда это, по сути, добровольный налог. А государство за счет обязательных налогов не смогло оплатить эту услугу.

, выходит, в каком-то конкретном случае более эффективна, чем «нормальная социальная работа» государства на основе «обычных» налогов. Впрочем, это утверждение не так просто доказать, как кажется. Нужен серьезный экономико-социальный анализ этого явления с точки зрения сравнительной эффективности.

При этом нужно отметить, что сугубо экономически невозможно объяснить, какие именно социальные услуги должны быть «обязательном перечне». Например, очевидно, что зимой в России абсолютно всем необходима теплая одежда. Однако одним кажется, что достаточно раздать бездомным поношенные полушубки, а другие полагают, что нужны как минимум итальянские дубленки. Или, скажем, не так уж очевиден ответ на вопрос, нуждаются ли в благотворительной помощи бизнесмены из списка журнала «Форбс».

Здесь не обойтись без культурологического и философского анализа благотворительности. Об этом — в следующих заметках.

Оно обозначает совокупность некоммерческих организаций, — в отличие от бизнеса и государства
Когда мы будем писать о социологических представлениях о филантропии и благотворительности, мы попробуем показать, к каким парадоксам и путанице приводит в социологических исследованиях отождествление «гражданского общества» и «третьего сектора»
Государственный, частный и благотворительный

Эндаумент-фонды (endowment) или фонды целевого капитала, как их называет российское законодательство, отличаются от обычных благотворительных фондов тем, что направляют на свои цели, главным образом, не пожертвования доноров, а инвестиционный доход от сформированного донорами капитала. При этом доноры имеют право четко указывать, на что может быть потрачен полученный фондом доход.

Такая форма благотворительности развивается в мире уже несколько веков. Наиболее известный эндаумент-фонд – Нобелевский, созданный в конце 19 века. В соответствии с завещанием Альфреда Нобеля средства, вырученные от продажи его собственности, должны были быть вложены в надежные ценные бумаги, а премии ученым выдавались бы с процентов от прибыли. На момент смерти Нобеля его состояние оценивалось в современных ценах примерно в $212 млн., сегодня же активы Нобелевского фонда превышают $500 млн. Этого вполне достаточно, чтобы ежегодно выдавать каждому лауреату нобелевской премии не менее $1 млн.

Возможность использования такого инструмента благотворительности открылась в России с принятием в конце 2006 года закона №275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций». Совместно с этим законом были приняты поправки в Налоговый кодекс, освобождающие доход от капитала фондов от налога на прибыль. Правительство в настоящее время рассматривает возможность предоставления налоговых льгот также и жертвователям таких фондов.

Источник: http://www.am.bfa.ru/corporate/endowment

Например, когда фонд помощи или частный благотворитель оплачивает дорогостоящую операцию для ребенка
В частности, с посредничеством менеджерских и диспетчерских некоммерческих организаций
  1. AndreySuch

    Друзья! Спасибо за комментарии.
    Пока, сегодня, у нас не много есть что сказать :)
    Надеемся, что скажем что-то более вразумительное в следующих заметках.
    А пока… пока — вот что:

    В последнее время возникло направление исследований, называемое «экономикой символического обмена».
    В России ей занимается в ВШЭ А.Долгин, а в мире в этой области уже получены 2 нобелевки: Т. Шульцом в 1979 г. и Г. Беккером в 1992 г.

    Кратко, суть этого подхода такова:
    никакие экономические процессы не совершаются сами по себе, как марксово обращение д-т-д (дентги-товар-деньги).
    Чтобы обменять деньги на товар, нужны дополнительные «капиталлы»: знания, умения, навыки, социальное доверие и т.д.
    если их нет обмен товара на деньги затруднен и требует новых денег или нового труда — что, кстати, мы наблюдаем ясно и очевидно в россии.
    чтобы что-то продать или купить, нужно затратить дополнительные ресурсы.

    кроме того: т.н. «потребительская стоимость» товара, которая у Маркса «натуральна»(типа: хлеб или кирпич полезны сами по себе) есть, согласно этому подходу, вещь СИМВОЛИЧЕСКАЯ. В одном обществе испанское вино стоит 2.5 евро, а в другом — как символ достатка и хорошего вкуса — 400 рублей, то есть — 10 евро.
    ………….

    Должны ли детдомовцы иметь трусы? Да, конечно. А часы? А какие именно? А почему не «Роллекс»? А кто устанавливает стандарты?
    Почему благотворители покупают детдомовцам дивиди плэйеры и не покупают, скажем, велосипеды?

    Кому оказать помощь первее: тому, у кого нет ноги или тому, у кого сгорел дом?
    ……….
    экономике это не известно…

  2. Сергей А.

    Авторы пишут —«Благотворительность, выходит, в каком-то конкретном случае более эффективна, чем «нормальная социальная работа» государства на основе «обычных» налогов.» —

    Утверждение как будто и верное, интуитивно, но если разбирать фразу, то так просто нельзя говорить.

    Нельзя мерить и рассуждать об эффективности на примере конкретных случаев.

    Тем более нельзя сравнивать эффективность совершенно разных систем — государства, которое худо-бедно, но оказывает социальные услуги десяткам миллионов людей, и отдельного сектора, не говоря об отдельных фондах, пусть даже у них все хорошо получается.

    По эффективности можно сравнивать лишь сопоставимые явления — фонды между собой, госсектор — между странами.

    • б.а.рмалей

      а кто мешает сравнивать 17% ввп (3 сектор, нидерланды) и 2% ввп (государство, нидерланды)?
      или, как аффтары пишут — 0,5 % (3 сектор, россия) и 10-17% (государство, россия).

      есть страны, где «госсектор» близок к нулю. в смысле, по доле в ввп. не является в этих странах государство хозяйствующим субъектом. даже «социальные услуги» оно лишь финансирует.

      нэт, еще раз — нэт! сравнивать можно и нужно.
      иначе зачем вообще о трех секторах говорить?

      • Сергей А.

        Бармалей, не надо пугать маленький детей, ну и тех, заодно, кто не знает макроэкономической статистики))

        2% ВВП госсектора — это какие такие Нидерланды?
        Доля госсектора ВВП в Нидерландах в 2009 году была одной из самых высоких в Европе (чуть выше только в Дании) и в мире — 28,2% ВВП (а в среднем на одного голландца государство тратило 9700 евро).

        Страны где доля госсектора близка к нулю — таких почти нет. Даже в таких прекрасных местах как Экваториальная Гвинея или Бирма госсектор кое-какой, но существует — 1,5% и 3,9% соответственно.

        • б.а.рмалей

          получите, Сергей, гранату:

          это — расхожие и ОФИЦИАЛЬНЫЕ данные:

          Доля государственного сектора в ВВП Нидерландов составляет 10,7%.
          (данные с сайта торгпредства нидерландов в рф.
          http://www.torgpredstvo.ru/torg_pred.php?id_land=58 )

          доля некоммерческого сектора в ВВП в Нидерландах – 15,8%, в США – 7,5%.
          (http://www.socpolitika.ru/rus/ngo/research/document4693.shtml 2007 г., сейчас доля 3-го сектора еще выросла, ссылку просто не нашел)

          остановимся, для начала, на этих цифрах:

          итак, что больше: 10% (гос-во) или 15,8%(3-ий сектор)?

          по данным же доклада нидерландских либертарианцев,который я тут на днях читал, РЕАЛЬНАЯ доля государства составляет 2-3%. а в дании — 4%.

          кстати.
          вы же, разумеется, понимаете, что финансирование государством услуг, которые предоставляют потребителю — внимание! — бизнес или нко, — не есть участие государства напрямую в ввп?
          вы же макроэкономист :)?

  3. б.а.рмалей

    что таки дает нам птицгусь, — экономический подход к благотворительности?
    понимание того, что 3 сектор что-то производит? так это идиотом нужно быть, чтобы думать, что — не производит. ну, или — донором.

    про итальянские дубленки — смешно. спрашиваешь в Климентовской церкви: «какую одежду принимате?». отвечают: «добротную».
    вроде — понятно. А если бы, например, климентовцы вздумали бы одеть детдом: нужна, видимо, и спортивная (какая?), и домашняя, и верхняя, и нижняя…
    а у девочек, пардон, с нижним бельем проблемы всегда, а обувь бывает разных колодок, и у кого-то подъем высокий или на пятке выступ…
    исходя из чего отбирать? исходя из суммы, отведенной на эти цели?
    исходя из того, что «у всех должно быть»?

    я — о чем? о том, что у кого-то суп жидкий,а у кого-то бисер мелкий. и всем, вроде бы, нужно помогать.
    (или только некоторым, особо бедным и особо несчастным? а как определить, кто беднее и несчастнее? и начиная с какого уровня бедности и несчастности следует им помогать?)

    а ведь это — важно, это все приводит к танцам, пардон, к цифрам рублей и долларов.

    • Мизантроп

      А в дурдоме, любезнейший, какую одежду выдавать посоветуете? Так там те, которые космонавты, скафандры потребуют, а Наполеонам мундиры подавай.

      • б.а.рмалей

        скорее всего, будут прислушиваться к мнению сестры-хозяйки.

        я был поражен недавно тем, что девушкам и женщинам запрещади пользоваться в дурдоме прокладками, требовали носить казенные — чужие — трусы, а писать и какать водили строем и заставляли отправлять надобности в присутствии медсестры.

        кто не мог — получал клизму.
        даже тумбочки для личных вещей — нет.

        даже цветы — нельзя.
        ………..
        это я о том, что всегда есть кто-то, кто решает — что, как и кому положено…

Leave a Reply