Нефть, газ. Добро?


CAF Россия публикует исследование благотворительной деятельности крупнейших компаний нефтегазовой отрасли. Вывод: в целом компании консервативны в выборе и направлений работы, и партнеров или благополучателей. А основным оценщиком социальных программ в «нефтегазе» остается государство.

Согласно выводам экспертов, выбор благополучателей нефтегазовых компаний вызван ожиданиями со стороны государства и региональных властей, исторически сложившимися отношениями между компаниями и руководством организаций-благополучателей, традиционным представлением компаний о благотворительной помощи как о поддержке наиболее нуждающихся, тех, кому «хуже всего», тех, кто наиболее обездолен: ветеранов, инвалидов, малообеспеченных семей и т.п. Компании поддерживают в основном региональные благотворительные организации, занимающиеся помощью социально незащищенным слоям населения, а также организации, рекомендованные местными властями. Преимущественно это объекты государственной социальной инфраструктуры.

Исследование проводилось в мае 2010 года. Целью было выявить тенденции благотворительной деятельности компаний нефтегазового сектора на примере ОАО «Лукойл», ОАО «ТНК-BP», ОАО «Сургутнефтегаз», ОАО «Роснефть», ОАО «Газпром».

Несмотря на общность подходов компаний нефтегазового сектора к выбору благополучателей, у них имеются и свои специфические особенности и предпочтения.

«Газпром», например, много внимания уделяет спортивной тематике и поддерживает различные международные и российские программы, инициативы и мероприятия, связанные со спортом. «ТНК-BP» поддерживает благотворительный фонд содействия реализации социальных программ Министерства обороны «Защита». Также «ТНК-BP» является одним из основных доноров «Фонда поддержки Санкт-Петербурга». В благотворительном бюджете «Роснефти» наибольшую долю занимает поддержка объектов культуры, а также образования и науки.

Наконец, компании нефтегазового комплекса поддерживают благотворительные программы и благотворительные фонды «для души». «ТНК-BP» выделяет средства на программу спасения тяжелобольных детей, реализуемую фондом «Линия жизни».

Одна из структур «Газпрома» разово поддержала фонд помощи хосписам «Вера», отчисляются средства в пользу фонда спасения детей с онкологическими заболеваниями «Подари жизнь».

Фактически благотворительная и филантропическая активность компаний нефтегазового сектора ориентируется в основном на сферу GR, то есть на сферу отношений компании и государственной власти различного уровня. Для компаний важен устойчивый репутационный эффект, стабильные отношения с властью, лояльное отношение сообщества. Все компании заключают соглашения о социально-экономическом сотрудничестве с администрациями регионов и об опеке над предложенными им учреждениями. Государство во многом является оценщиком благотворительности и социальных программ компаний, и эта оценка «старшего партнера» является главной и основной. Кроме государства важным стейкхолдером для нефтегазовых компаний является международное бизнес-сообщество. Поэтому компании стремятся продемонстрировать успешность в сфере КСО.

Именно из такого положения вещей вытекают и принципы выбора благополучателей, партнеров, направлений деятельности, и характер выделения средств, а также основная риторика и идеология благотворительности.

В основном нефтегазовые компании выполняют бюджетозамещающие функции, предпочитая работать в тесном контакте с федеральными и региональными властями. Львиную долю благотворительных бюджетов компании отдают в общую с государством «копилку» в виде официально «одобренных» фондов, финансируют объекты социальной инфраструктуры. Компании, финансово участвуя в работе фондов, тем самым способствуют реализации государственной политики в социальной сфере и демонстрируют социальную ответственность и лояльность государству.

Нефтяные компании в большинстве своем не склонны к привлечению профессиональных организаций и передаче им на аутсорсинг управления благотворительной деятельностью. Исключение составляет «ТНК-ВР» – одна из немногих крупных корпораций нефтегазового сектора, которая отдает реализацию благотворительной и социальной деятельности профессиональным организациям и не стремится все делать сама.

При реализации своих корпоративных благотворительных программ компании нефтегазового сектора предпочитают работать с:

  • крупными федеральными благотворительными фондами с участием или под патронатом государства, реализующими масштабные благотворительные программы
  • региональными общественными и благотворительными организациями, оказывающими помощь социально незащищенным категориям населения;
  • благотворительными и общественными организациями, специализирующимися на тематике малых, коренных и исчезающих народов.

Важнейшей общей чертой осуществления благотворительной деятельности большинства российских компаний нефтегазового сектора является непрозрачность процедур отбора и финансирования благополучателей, а также отсутствие критериев оценки эффективности реализации благотворительных программ.

Процедура принятия решений до сих пор остается непрозрачной для большинства заинтересованных сторон. Доступ к информации для потенциальных благополучателей ограничен отсутствием открытых и равных конкурсных механизмов распределения средств. Определенное исключение в этом отношении – компания «Роснефть», которая публикует критерии оказания благотворительной помощи, и конкурс социальных проектов компании «Лукойл», однако в целом в нефтяном секторе «кухня» благотворительности остается достаточно закрытой и непубличной.

Оценка эффективности благотворительных программ и получаемого социального эффекта в компаниях нефтегазового сектора фактически не производится. Современные стандарты и технологии оценки социальных программ и проектов не использует ни одна компания. В основном оценка сводится к количественным показателям: например, количество студентов университета, которому оказывается помощь, поступивших на работу в компанию, количество получивших помощь пациентов, количество построенных или отремонтированных зданий и т.п.

Фактически основной оценкой является удовлетворенность власти благотворительной активностью компаний и ее разного рода требования и пожелания.

Тем не менее можно отметить и тенденцию к переходу к различным современным формам оценивания благотворительных программ и проектов. Так, например, сотрудники БФ «Лукойл» стремятся оценивать эффективность конкурса социальных проектов: анализируют объемы произведенных работ (услуг) организаций, получивших грант на реализацию проекта (по мнению специалистов компании, в конкурсе социальных проектов на каждый вложенный рубль получают дополнительно 5 рублей).

Информационная прозрачность социальной и благотворительной деятельности компаний неоднородна. Часть компаний публикует социальные отчеты или отчеты об устойчивом развитии (ОАО «Лукойл», ОАО «ТНК-BP» и ОАО «Роснефть»), часть (ОАО «Сургутнефтегаз» и ОАО «Газпром») — нет. Компания «Роснефть» в этом отношении более тщательна — в рейтинге информационной прозрачности российских компаний авторитетного рейтингового агентства Standard&Poor’s за 2009 г. «Роснефть» показала лучший результат среди компаний нефтегазового сектора и поднялась на второе место (в 2007 году — десятое место). «Роснефть» публикует отчеты об устойчивом развитии по стандарту GRI и организует аудит по стандарту GRI.

Большинство компаний нефтегазового сектора отказываются открыто обсуждать свою благотворительную и социальную деятельность.

Об этом свидетельствует редкое присутствие представителей этих компаний на профессиональных мероприятиях, посвященных проблемам КСО, закрытость для интервью со стороны общественных и исследовательских организаций.

Большинство исследуемых компаний не сократили расходов на благотворительные и социальные программы в связи с кризисом. Только часть исследу-емых компаний сократила благотворительный бюджет, остальные предпочитают выполнять взятые социальные обязательства с целью сохранения стабильности в регионах и репутации сильного партнера.

В период кризиса больше внимания стало уделяться вовлечению сотрудников в благотворительную деятельность, в том числе в форме волонтерства, большее внимание к социальному эффекту, партнерству с другими компаниями. В то же время компании не отказались от бюджетозамещающих расходов, так как эта часть ответственности является залогом устойчивости социального климата на территории присутствия и стабильных GR-отношений.

  1. mchertok

    Ольга, вам спасибо за хорошие слова. Мы еще будем делать такие обзоры, следующий — по автопроизводителям.

Leave a Reply