«Грубо сказать, но они должны уходить из жизни»


Директор Разночиновского детского дома-интерната (ДДИ) для умственно-отсталых Астраханской области Валентина Уразалиева в беседе с журналистами выразила недоумение по поводу несправедливых, с ее точки зрения, обвинений. И отметилась странной фразой по отношению к части своих воспитанников: «они должны уходить из жизни».

Скандал вокруг Разночиновского дома-интерната возник после обращения в прокуратуру волонтера Веры Дробинской, которая воспитывает семь детей-инвалидов. Она, в частности просила проверить соблюдение законности при захоронении скончавшихся в интернате детей. А кроме того, опубликовала в своем блоге [ljuser]drobinskaja[/ljuser] фотографии местного кладбища с безымянными могилами.

Прокурорская проверка подтвердила наличие безымянных могил, но нарушений со стороны ДДИ не обнаружила. Впрочем, волонтеры предъявили руководству интерната и другие обвинения: в нарушении прав детей, использовании их труда при уборке помещений интерната и уходе за лежачими больными, применении к ним мер медицинского воздействия.

Валентина Уразалиева, директор Разночиновского ДДИ, полагает, что обвинения волонтеров в массовых нарушениях прав воспитанников интерната могут быть вызваны обидой на отказ в усыновлении одного из детей.

«Мы в большом недоумении, но думаем, что спровоцировали такое отношение волонтеров тем, что восьмого ребенка Вере Дробинской отдел опеки и попечительства не дал. За четыре года, которые прошли после усыновления Верой Олеговной троих детей из нашего интерната, у Васи М., которому идет семнадцатый год, проявились не очень хорошие наклонности сексуального характера, в нем появилась агрессия, он сам говорит, что голос заставляет его взять ножницы и ткнуть кого-нибудь, — рассказала Уразалиева в интервью ИА Regnum. — Медико-педагогическая комиссия разрешала Вере Олеговне общаться с Васей. По закону о психиатрической помощи встречи с нашими воспитанниками должны проходить в присутствии наших сотрудников, и мы ездили на эти встречи, но в итоге был отказ на усыновление».

Как говорит директор соцучреждения, «Дробинская — одна, второй половины у нее нет. Я преклоняюсь перед ней, перед тем, что она сделала такой шаг — воспитывает таких детишек. Но почему этот человек, горя любовью к небольшому количеству детей, имеет агрессию по отношению к коллективу, который во сто крат больше нее делает? Почему она нас чернит? То ли потому, что Васю не дали… Там еще какой-то международный грант — мы слышали о том, что такой грант есть, деталей не представляю».

Высказывает директор ДДИ и еще одну версию происходящего вокруг интерната: «мы уж думали — может, территория наша кому приглянулась, у нас территория очень хорошая, мы прямо на берегу реки Волги. При полной автономии — у нас своя котельная, двухэтажные здания, все красиво, ухожено, чисто, прямо пляж у нас, парк. Мы думали и в этом направлении… По щебенке к нам надо 12 км, от города — 48 километров, по меркам Москвы это ерунда».

А все обвинения в свой адрес она, разумеется, отрицает: «Администрация области нас поддерживает, — отметила руководитель интерната. — И губернатор нас знает не понаслышке, и его супруга у нас была. Мы на виду, у нас чистота, порядок — иначе ведь и нельзя, и дети ухожены». А умирают только воспитанники, которые находятся в отделении интенсивного медицинского ухода, уверяет Валентина Уразалиева: «Там сконцентрированы дети с ДЦП, с тяжелой патологией развития. У этих детей жизненный ресурс практически отсутствует». И добавляет: «Дети, о которых я говорила — грубо сказать, но они должны уходить из жизни…»

1 comment

Add yours
  1. Ирина

    Я вчера смотрела «Пусть говорят» по этому интернату. Было стыдно, что не за то, что эти учреждения у нас есть, а за то, что они ТАКИЕ. Убогие внутри, приодетые снаружи. Я вдруг по-новому поняла, как меняет этот мир фонд «Даунсайд Ап», в котором я имею счастье работать 10 лет. Дети и родители, которым мы помогли, никогда не узнают кошмара таких интернатов.

Добавить комментарий