5 способов избежать ошибок, занимаясь благотворительностью


Сегодня, в век компьютерных технологий и социальных сетей, стать благотворителем стало легко: перевод денег нуждающемуся – один клик мышкой. Тем более, что нуждающиеся вокруг нас: с экранов телевизоров и компьютеров льются слезы матерей больных детей, слышатся просьбы о помощи… Но всегда ли мы помогаем тем, кому действительно это нужно? Участники дискуссии «Грабли благотворительности», состоявшейся в Общественной палате РФ в рамках семинара-презентации информационно-просветительского Центра по КСО и социальному партнерству «Бизнес и общество», попытались выработать свои правила – как избежать «токсичной благотворительности» и сделать так, чтобы пожертвованные средства попали по назначению, а не в карманы мошенников.

Общайтесь с людьми, которым вы помогаете

Нам всем хочется чувствовать себя добрыми, и для этого даже не всегда нужно жертвовать крупные суммы – достаточно сделать в соцсетях репост или ссылку на сбор денег. По мнению социального блогера, писателя, автора благотворительного сообщества #АрмияВолшебников Ольги Савельевой, чтобы не позволить себя обмануть, нужно очень  ответственно подходить к участию в сборах пожертвований.

«Я часто возила в детский дом пакеты с вещами, – вспоминает она. – Как-то раз меня спросили: а ты хоть раз проверяла, что там лежит, и достаточно ли честны сотрудники детского дома, не берут ли эти вещи себе? Я даже возмутилась – не может такого быть, я всем доверяю, все честные.

Но все же однажды я решила заглянуть внутрь такого пакета. Там были поношенные старые вещи с выпоротыми пуговицами и молниями! А ведь я возила года полтора эти сумки… С тех пор я решила проверять и фотографировать пожертвования, прежде чем отдавать благополучателям. Потом узнала, что в Доме малютки работники продавали переданные в дар подгузники, да и сама столкнулась со сбором денег на несуществующего ребенка».

Ольга считает, что сфера благотворительности достаточно дискредитирована, и  прежде чем объявить сбор средств, старается встретиться лично с героем благотворительного поста, проверить его диагноз, чтобы читатели знали, что это реальный человек с реальными проблемами. Предпочтение отдается людям, исчерпавшим все собственные ресурсы для лечения болезни и только тогда обращающимся к благотворителям.

Ольга Савельева и Татьяна Бачинская, дискуссия «Грабли благотворительности». Фото Марии Аксеновой

Требуйте отчетов от благополучателей

Многие благотворители, доверяя своим подопечным, не считают нужным спрашивать с них отчеты о потраченных средствах. Так поступала та же Ольга Савельева, к примеру, – она лишь проверяла у героев документы, чтобы убедиться в их достоверности, и верила, что те не тратили деньги нецелевым образом. «Конечно, я задумывалась – а вдруг он, кроме нужных лекарств, потратит остаток денег на чашку кофе? – говорит Ольга. – Но иногда удовольствие действует не хуже лекарства, пусть выпьет этот кофе, если ему станет легче. Просто я была наивной и не подозревала, что мошенников так много!».

Так было до тех пор, пока ей не стали приходить письма от «хейтеров», которые обвиняли ее в «токсичной благотворительности».

В итоге то, что поначалу казалось ненужной обузой, стало самым простым способом защитить свое доброе имя – то есть надо всего лишь выложить отчет. Пришлось выработать собственную стратегию: сортировать письма по специфике проблем и обращаться за помощью в известные и солидные благотворительные фонды, где работают люди с опытом в составлении отчетов, готовые помочь. Ольга сделала открытие – оказалось, в 95% случаев находятся свои фонды.

Владимир Берхин, дискуссия «Грабли благотворительности». Фото Марии Аксеновой

Рассказывайте жертвователям, на что пошли их деньги

«Это нужно делать не только для того, чтобы вам доверяли, любили и уважали, – убежден президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин. –  Это чистая этика. Если вы не можете подробно, с цифрами, рассказать о том, как вы потратили деньги, не начинайте заниматься благотворительностью. Иначе вы начнете тратить их не по назначению – ведь, как говорят церковные люди, человек грешен и слаб».

Владимир приводит пример: допустим, в фонд приходит жертвователь, кладет на стол толстую пачку наличных и уходит. Сотрудник прячет их в сейф, а вечером ему звонит жена и говорит – надо купить поесть, а денег дома нет. И сотрудник берет деньги из сейфа, надеясь, что потом вернет их обратно. Потом заболела коллега, и ей понадобилось купить лекарство,  потом в офисе новогодний праздник… И так постоянно, пока деньги не закончатся.

«У нас в фонде есть такое правило: все деньги, которые приходят на сайт, сразу же отображаются на нем, – говорит Владимир. –  За редким исключением, если жертвователь не хочет их видеть на сайте. А чтобы достать наличные деньги из сейфа, требуются согласованные усилия трех человек. Я вообще не знаю кода от сейфа, который стоит у меня в кабинете. Если вы держите в руках чужие деньги, то за ними должен быть контроль, причем со стороны человека, на которого вы не имеете решающего влияния. Сговор между директором и бухгалтером предприятия – не такая уж редкая штука».

Участники дискуссии «Грабли благотворительности». Фото Марии Аксеновой

Не участвуйте в непроверенных сборах

Если сбор помощи ведет благотворительный фонд, не переводите средства на карту, даже если это карта директора, не кладите деньги на телефон директора или «доверенного лица». «Перевод частному лицу, даже если оно «доверенное» – тот же подарок, не имеющий отношения к благотворительности, – считает специальный корреспондент Русфонда Светлана Машистова, автор термина «токсичная благотворительность», – уже несколько лет она разоблачает мошенников в соцсетях. – За средства, переведенные на расчетный счет, фонд обязан отчитаться как минимум перед налоговой, за карты и телефоны – исключительно перед своей совестью».

Не кладите деньги в ящички, установленные в супермаркетах,  если вы не знаете, что за фонд их установил, и конечно, не давайте денег «волонтерам» с ящичками в транспорте и на улице и не покупайте у них сувениров».

Избегайте «хайпа»

В последнее время мошеннические сборы на несуществующих адресатов уже не выгодны.  Куда прибыльнее найти человека с реальной проблемой и открыть на него сбор. Бывает так: стоит случиться беде, как тут же налетает стая «родственников и друзей» и с истошными воплями «Вове срочно нужна помощь!» они собирают, скажем, 20 миллионов, из которых только 5 отдается самому Вове. К сожалению, нередко истерические «хороводы» водятся вокруг детей в терминальной стадии рака, которых вылечить невозможно. Собираются деньги на несуществующие «инновационные методы» медицины или лечение в Израиле или Южной Корее, и так до тех пор, пока ребенок не умрет. Нередко сами родители больных детей соглашаются на эти сборы, поскольку верят в то, что ребенка можно спасти, и стремятся сделать все возможное. А на этой вере в чудо греют руки нечестные граждане.  

«Если к вам обращаются, претендуя на кусок вашей репутации, расплачиваться репутацией в случае скандала будете вы, – предостерегает Светлана Машистова. –  А мошенник удалит страничку в соцсетях и уйдет. Если человек или фонд мне неизвестен, я их стараюсь избегать». Следует помнить, говорит она, что благотворительность основана на доверии, и любые токсичные истории подрывают доверие не только к благотворителям, но и к другим сферам. К примеру, если речь идет о сборе на суперпрепараты, а диагноз такой, что помочь нельзя ничем, то теряется доверие к медицине.

Подводя итог дискуссии, Владимир Берхин заключил, что в основе токсичной благотворительности лежат эмоции, а победить их до конца невозможно.

Когда речь идет о слишком важных вещах, планка требования к себе снижается, самокритичность падает. Но можно включить самоконтроль и постараться не вестись на грубые манипуляции. Главное преимущество благотворительных фондов, к мнению которых прислушивается общество, – например, входящих в сообщество «Все вместе», в том, что они организованы и способны действовать целенаправленно, систематически, на постоянной основе. А это сильнее стихийного эмоционального порыва и действительно способно привлечь людей, желающих участвовать в честном благотворительном процессе.

 

  1. Yana Kostrova

    Савельева это позор благотворительности! Токсичная до кончиков волос неграмотная тетка. Лживая, наглая, беспардонная хабалка, которая хайпнула на теме милосердия. За столько лет не научилась делать отчеты, не смогла научиться читать диагнозы,никого не слушает, не учиться на ошибках и учиться не хочет, и вот тогда вопрос: в таком случае зачем она в это лезет? Ответьте себе!

  2. Екатерина

    Никакие письма от хейтеров не приходили. Обычные люди публично, в комментариях на странице Савельевой в фейсбуке задавали неприятные для Савельевой вопросы по сборам, за которые немедленно следовал бан. Понятно, что статья для обеления очень сомнительной репутации блогера Савельевой, которая влезла в благотворительность с единственной целью продвижения собственной персоны любой ценой и средствами. Этот человек мог быть приглашен к дискусси не как спикер и центральная фигура мероприятия, а как самый наглядный пример токсичной благотворительности, когда человек делает себе пиар на очень важном деле и не несет за это никакой ответственности.

  3. Алиса

    «Так было до тех пор, пока ей не стали приходить письма от «хейтеров», которые обвиняли ее в «токсичной благотворительности».»

    То есть человек реально занимался токсичной благотворительностью — эмоциональные тексты, никакой отчетности, но те, кто ей об этом сказал — ХЕЙТЕРЫ?
    Машистова и Берхин по этому признаку Савельевой тоже в хейтеры записаны?

  4. Ирина

    И еще: последний сбор в блоге Савельевой, который был размещен буквально пару недель назад — на автобус для многодетной семьи. Сбор снова на ЛИЧНУЮ карту бабушки 12 внучков. Почему на карту бабушки? Потому что если объявить сбор на карту папы, семья лишилась бы субсидий от государства (прямым тектом пишется в комментариях к сбору). Естественно, никаких отчетов снова не было. Не говоря уже о факте нечистоплотности героев сбора в отношении государства. Говорите, Савельева на своих ошибках учится?

  5. Ирина

    » Так поступала та же Ольга Савельева, к примеру, – она лишь проверяла у героев документы, чтобы убедиться в их достоверности, и верила, что те не тратили деньги нецелевым образом».

    Мило. Во время дискуссии Савельева призналась, что ничего не понимает в медицинских документах. Это раз. Про то, что нужны отчеты, а именно, сколько было собрано и куда потрачено, ей твердят уже больше года. Но прозрел амбассадор токсичной благотворительности внезапно и только сейчас. Это два. Ольга, совершенно не стесняясь, рекламирует в своем блоге сомнительные медицинские организации (Мединдия, например), шарлатанов — остеопатов и «психологов» без медицинского образования. Та же квантовая вода (нонсенс!), которая якобы панацея от всех болезней и с помощью которой Ольга якобы вылечила псориаз. Это три. Ольга — бывший чиновник, в благотворительности — 7 лет, можно представить уровень этого человека, который не видел смысла в отчетах, всех задающих вопросы — банил, а сейчас, когда ей прижало хвост — начинает лить крокодильи слезы и извиняться за свою ложь.
    Просто скажу: НЕ ВЕРЮ.

  6. Ольга

    Берхин — да, Машистова — да, но Ольга Савельева учит благотворительности?? Это серьезно такое вот мероприятие было? Или она все таки была как пример блогера-токсосборщика?
    Куда катится этот мир…

  7. Olga V

    Очередной пример, как в нашей стране используются служебные положения, пилятся гранты, решаются важные вопросы, чтоб продвинуть своих. А конкретно в данном случае подружку Савельеву госпожей Бачинской. И несмотря на то, что общественость, авторитетные люди не раз говорили о нечестности Ольги, о том, что благотворительность для нее всего лишь инструмент для популяризации ее блога, Ольгу приглашают на мероприятие, в котором она ничего не понимает. Ольга с трибуны говорит чушь, признается, что не проверяет документы, не пишет отчеты о сборах, ее не останавливают. Со всех сторон после встречи сыплятся претензии к Ольге, факты негативного опыта сотрудничества с Савельвой от совершенно разных людей, но Бачинской плевать, она продолжает гнуть свою линию, публикует этот текст, как будто и не было ничего.

    Когда же уже в нашей стране начнут нести
    ответственность люди за непрофессионализм, кумавство и наплевательское отношение к своему делу?

Leave a Reply