Президенту рассказали о российском обществе и его филантропии


В конце прошлой недели члены Общественной палаты встретились с президентом Дмитрием Медведевым. Общественники пришли на встречу со своим ежегодным докладом о состоянии гражданского общества.

Есть в докладе и глава, посвященная благотворительности. Правда, суждения в ней высказаны довольно путанные и сумбурные.

Встреча Дмитрия Медведева с членами Общественной палаты. Фото пресс-службы президента России

Интернет и гражданская самоорганизация

В выступлениях члены и руководители различных комиссий Палаты касались таких тем, как развитие гражданской активности и самоорганизации, прежде всего — в интернете. По мнению секретаря Общественной палаты, академика РАН Евгения Велихова, «все общество разделилось на две категории: интернет-сетевую и теле-граждан».

Выступавшие говорили также о коррупции и борьбе с ней, о проблемах межнациональных отношений и культуры в России. Эти же темы затрагиваются и в докладе о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2010 год.

Общественная палата открыла для себя интернет в прошлом году. Тогда в доклад была включена глава «Гражданская активность в социальных медиа сети Интернет». Примечательно, что было признано: «Отношение к власти и каким-либо её действиям в социальных медиа преимущественно критическое. Как правило, активные участники социальных медиа противопоставляют себя официальной точке зрения».

В этом году авторы доклада отмечают, что интернет активно влияет на СМИ и телевидение, которые хотя и подвергаются все большему «огосударствлению», но, «вынужденные конкурировать за аудиторию с интернетом, уже не могут как раньше не отвечать настроениям, запросам общества… В целом общественное мнение неуклонно перемещается в интернет, который по‑прежнему остается неподцензурным пространством. Неформальная журналистика становится могучим конкурентом печатных и электронных СМИ». Доля россиян, использующих доступ в интернет ежедневно, выросла с 2006 года в 4,5 раза – с 5 до 23%. По официальным данным, российская блогосфера увеличилась в 2 раза только с 2008 по 2009 год.

Произошел взрывной рост социальных сетей. Из 31 млн человек, которые выходили в интернет хотя бы раз в неделю, в апреле 2009 года 18,9 млн (59%) посетили, как минимум, одну социальную сеть. Из них 14,3 млн зашли на сайт ≪Вконтакте≫ и 7,8 млн – на сайт ≪Одноклассники.ру≫. Социальные сети привлекли внимание авторов доклада, видимо, потому, что они сыграли важную роль как в добрых делах гражданского общества – в борьбе с пожарами и помощи пострадавшим летом 2010 года, так и в делах не очень добрых – в декабрьских событиях на Манежной площади.

 

Благотворительность глазами Общественной палаты

В главе, посвященной благотворительности, мы обратили внимание на несколько моментов.
Авторы доклада обсуждают следствия принятия закона о социально ориентированных НКО и поправок в законодательство о страховых взносах.

Отмечается, что первый из упомянутых законов «разочаровал тех представителей гражданского общества, которые ожидали для социально ориентированных НКО благоприятных условий деятельности, характерных для стран с развитым третьим сектором. Российским социально ориентированным НКО новый статус пока ничего не дает в практическом смысле. Закон рамочный и пока практически нигде не применяется».

Кроме того, «ряд важных направлений оптимизации налогообложения НКО и благотворительной деятельности, например, льготы для жертвователей – юридических лиц, согласовать пока не удалось. По-прежнему сохраняется проблема невключения многих доноров в перечень международных организаций, гранты которых в целях налогообложения не учитываются в доходах получателей грантов».

В докладе повторяются и некоторые положения, которые мы считаем мифологическими, например, известный миф о «недоверии граждан к благотворительности»: «По данным Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ–ВШЭ, частные пожертвования россиян в 2009 году составили 28 млрд рублей. Исследование показывает, что россияне противоречиво относятся к благотворителям: с одной стороны, ценят их деятельность, с другой – не верят, что их пожертвования бескорыстны».

Собственно говоря, не ясно, в чем здесь противоречие: мы, авторы этой статьи, например, «не верим» в бескорыстный характер деятельности врачей, педагогов, артистов или юристов, понимая, что они работают за деньги, но пользуемся их услугами. Единственная проблема здесь заключается только в том, что благотворители должны предлагать гражданам не просто воодушевляющие лозунги, но – конкретные услуги.

Есть в докладе и совершенно загадочные утверждения. Например: «В благотворительной деятельности все чаще применяются принципы зарабатывания и расходования денег через создание венчурных компаний». Вероятно, люди, писавшие доклад, что-то слышали и читали о модном направлении «венчурной благотворительности», но не очень хорошо понимают, о чем тут речь.

Национальная Ассоциация венчурного капитала США дала такое определение понятию «Венчурный капитал»: «Капитал, обеспеченный профессионалами в данной области, которые оказывают поддержку по линии менеджмента молодым, быстро развивающимся компаниям, имеющим значительный потенциал конкурентоспособного развития». Иными словами, создание венчурных предприятий не исчерпывается покупкой пакета акций рискованной и инновационной компании, но предполагает работу с такой компанией в качестве менеджера, стратегического проектировщика, маркетолога и т.п. Понятно, что никакие благотворительные фонды в РФ, кроме, может быть, фонда Зимина, никаким созданием никаких венчурных предприятий не занимаются.

«Венчурная благотворительность» — совершенно другое дело. Например, Вадим Самородов так ее характеризует : «Смысл ее – в использовании избирательного долгосрочного финансирования и активной консультативной поддержки с целями: во-первых, помочь некоммерческой организации, продвигающей инновационные идеи в социальной сфере, реализовать ее идеи; во-вторых, помочь этой организации работать профессионально и стать устойчивой. Таким образом, не просто реализуются отдельные проекты, имеющие краткосрочный эффект, а создаются эффективно работающие социальные институты, приносящие пользу обществу в долгосрочной перспективе и мультиплицирующие социальный эффект благодаря более профессиональному подходу в работе с донорами».

Еще одна загадка доклада: «По данным исследования Форума доноров, кризис не сильно повлиял на корпоративную благотворительность в России. Большинство компаний сократили персонал, однако суммы, выделенные на благотворительные и социальные цели, не уменьшились, а в отдельных случаях даже увеличились».

Какой персонал «сократили компании»? Какие суммы не уменьшились? Все обстоит с точностью почти до наоборот: персонал, занятый в корпорациях благотворительными проектами, сократился, но не значимо. Такие сотрудники в большинстве компаний одновременно работают в GR- и PR- отделах или в аффилированных с компаниями «благотворительных фондах», — и этот «персонал» всегда был немногочисленным.

«Суммы пожертвований», напротив, сильно сократились – по крайней мере, у ряда компаний. Несколькими строчками ниже в том же докладе сообщается: «Суммарно все компании – участники опроса потратили на благотворительность 8,8 млрд рублей против 13,6 млрд рублей в 2007 году и 6,5 млрд рублей в 2008 году».

Более того, у экспертов (например, рэнкинг газеты «Ведомости»), отчасти в связи с кризисом и новым пониманием эффективности благотворительных вложений, возникла тенденция оценки корпоративной благотворительности не по ее абсолютным цифрам, а по ее структуре и стратегии.

Есть в докладе и сетования на техническую сложность благотворительности в РФ: «Частных пожертвований в России пока сравнительно мало. Это связано с тем, что оказывать благотворительную помощь частному лицу довольно сложно. Многим из тех, кто хочет сделать пожертвование, приходится идти по самому трудному пути: заполнять длинные реквизиты, выстаивать очередь в банке, предъявлять паспорт. Существуют специальные банковские карты, виртуальные деньги, которыми помогать проще, чем наличными, но для людей, не пользующихся такими инструментами постоянно, прибегать к ним затруднительно. Терминалы, принимающие благотворительные пожертвования, наверное, единственный удобный механизм массовой благотворительности. Однако в 2010 году был введен запрет на возможность делать частные пожертвования через платежные терминалы».

Что в итоге?

Общественная палата изъявила готовность лоббировать интересы филантропического сообщества в смысле частичного освобождения этой области от налогового бремени. Общественная палата готова бороться с несуразностями, технически мешающими осуществить пожертвования. Однако, пока российское филантропия не станет действительным феноменом российского гражданского общества, пока она не найдет способ ясной общественной репрезентации себя, хотя бы в Интернете, Общественная палата будет по-прежнему путать венчурную благотворительность и венчурные предприрятия, путаться в том, что сократилось – персонал или пожертвования, и вообще будет относиться к благотворителям как к хорошим, но не слишком интересным людям.

  1. ipagava

    спасибо за статью

    при всем искреннем и давнем уважении ко многим персоналиям из НКО сферы, мне интересно, когда российское ГО станет действительным явлением в стране до того, как филантропия станет действительном феноменом это гражданского общества.

  2. apechnikov

    Дорогие авторы, я допускаю, что к Вадиму Самородову (про венчурную благотворительность) можно относиться по-разному, но, всеж, не Самодуровон, нет не Самодуров :))) Поправьте, пожалуйста, его фамилию в тексте.

    • AndreySuch

      Спасибо, Андрей. Виноваты.
      Тут описка по Фройду. Параллельно думали о деле бывшего директора Сахаровского центра Самодурова (история с двумя выставками и двумя судами).

Leave a Reply