Пожертвования в кризис: опрос ведущих фандрайзинговых фондов


«Тучные времена» закончились – факт, который осознали сегодня все: политики, бизнесмены, рядовые сотрудники. Крупные проекты временно замораживаются. Но как обстоят дела в некоммерческом секторе? Сильно ли повлиял экономический кризис на жизнь благотворительных организаций, их проектов? Журнал «Филантроп» составил краткий опросный лист и поговорил с представителями четырех организаций из ТОП-10 фандрайзинговых фондов по объему собранных пожертвований в 2015 году (по версии «Русфонда»).

РусфондФонд «Вера»Фонд AdVitaФонд продовольствия «Русь»

rusfond

Директор по связям с общественностью и маркетинговым коммуникациям Русфонда Ирина Соколова:

Наблюдаете ли вы рост либо снижение количества жертвователей?

Давайте обратимся к цифрам:

  • в 2014 году более 7,1 млн. телезрителей и читателей «Русфонда», 840 компаний и организаций помогли 2805 детям России и СНГ, пожертвовав свыше 1,709 млрд. руб,
  • а в 2015 году свыше семи миллионов телезрителей и читателей «Русфонда», 720 компаний и организаций оплатили лечение и юридическую помощь 2596 детям из России и стран СНГ, собрав и пожертвовав свыше 1,578 млрд руб.

С чем связано сокращение числа жертвователей среди юрлиц?

В сравнении с 2014 годом наших компаний-помощников стало меньше на 120 – их осталось 720. При этом сборы возросли на 8 млн руб., достигнув 167 млн руб. в 2015 году. Пожертвования свыше 1 млн руб. приходятся на 5% компаний, они дали свыше двух третей всех корпоративных пожертвований в Русфонд. От 500 тыс. до 1 млн руб. пожертвовали 3% компаний, до 500 тыс. руб. – 92% всех компаний. Не требуется глубокого анализа, чтобы прийти к выводу: крупные компании, которых меньшинство, но которые меньше других пострадали от кризиса благодаря экономическому «запасу прочности», главным образом и обеспечили относительную стабильность и даже небольшой рост корпоративного фандрайзинга Русфонда.

А вот у наших партнеров из сферы среднего и малого бизнеса, пожертвования которых менее 500 тыс. руб. в год, картина куда более тревожная. В 2014 году их было 790, но в 2015-м ушли из благотворительности 586 вместе с благотворительным бюджетом в 25 млн руб. Правда, в 2015 году появились новые партнеры этой группы – 461 компания с пожертвованиями на 20,5 млн руб. Таким образом, только 204 компании из тех, что были с нами в 2014-м, остались и в 2015 году.

Эта статистика подтверждает: чем больше компания, тем больше ее пожертвования и стабильнее сотрудничество с Русфондом. А вот среди компаний среднего и малого бизнеса очевидна «текучка» жертвователей.

Безусловно, строгой зависимости размера и стабильности пожертвований от весовой категории компаний нет. Кризис на сборы повлиял непрямо и неоднозначно. И для тех фондов, где умеют использовать преимущества корпоративного фандрайзинга, он вовсе не оказался фатальным.

Собираетесь ли вы менять свою фандрайзинговую политику?

Мы не стоим на месте и, так как у нас журналистский фандрайзинг, то мы ищем новые площадки в СМИ. Фонд в этом году начал работать с «Лента.Ру» (около 1,7 млн. уникальных посетителей в день), «Вести.Ру» (около 1,2 млн. уникальных посетителей в день), запустили совместный проект с «Финам.Ру» (бизнес площадка, около 140 тыс. уникальных посетителей в день).

Также мы запустили новое мобильное приложение для Айфона.  Главной целью стало создание новой площадки для сбора пожертвований. Телефон всегда с собой, мы смотрим на его дисплей десятки раз в день. Вот он – кратчайший путь от нуждающегося в помощи к тому, кто готов помочь. Мы связали базу сайта и мобильного приложения так, чтобы данные обновлялись одновременно. С момента запуска 25 января 2016 года приложение скачали 436 человек. Пожертвования составили 246 069,04 руб. На очереди приложение для Android.

Мы будем активно развивать присутствие в регионах, планируем увеличить количество региональных бюро (сейчас работает 20 бюро и 148 партнерских региональных СМИ) и, соответственно, региональных партнеров среди СМИ. В этом году планируется открыть бюро в Волгоградской и Кемеровской области, Хабаровском крае.

Какие антикризисные меры планируете предпринять?

О них я уже сказала выше. Внутри фонда уже оптимизировать нечего. Каждый человек на счету, сотрудники работают с максимальной нагрузкой по 10-12 часов в сутки, все расходы профильные.

Ожидаете ли вы рост или снижение показателей по пожертвованиям в 2016 году?

Некоторые коллеги считают, что пока экономический кризис несильно влияет на нашу отрасль. С другой стороны, люди в кризисный период становятся более чуткими к проблемам окружающих, и количество благотворителей может вырасти. Не хочу выступать в роли прогнозиста, но, повторюсь, сейчас все стабильно. Даже если сравнивать  первые месяцы 2015 года и тот же период этого года, то мы сейчас идем с опережением по сборам: на 10 марта 2016 года мы собрали 300 451 849 руб по сравнению с 12 марта 2015 года – 208 550 555 руб.

veraРуководитель пресс-службы «Фонда помощи хосписам „Вера“» Елена Мартьянова:

Наблюдаете ли вы рост либо падение средней суммы пожертвований в 2015 году, в сравнении с 2014 годом?

Эта цифра в 2015 году выросла — около 300 рублей. До этого средняя сумма была меньше примерно на треть.

Сократилось ли количество жертвователей?

У нас сильно выросло количество жертвователей в 2015 году, и это обусловлено тем, что увеличилось количество программ помощи. Выросло количество детей, находящихся под опекой московского хосписа, количество детей в рамках региональной программы.

Мы стали помогать большему числу хосписов в регионах. Мы провели множество обучающих мероприятий для врачей, медсестер и сотрудников хосписа. В прошлом году вопреки кризисным ожиданиям объем пожертвований вырос. В 2014 году было собрано около 200 миллионов рублей, а в 2015 почти в 2 раза больше.

Существенную роль в том, что нам удалось выполнить свой план помощи, сыграли частные пожертвования. Если суммировать все частные пожертвования за 2015 года — получится, что к помощи пациентам хосписов присоединились более 100 000 человек.

С чем связан такой рост?

Поймите, мы не просто собираем некую сумму и тратим. У нас выросло число проектов и подопечных — а значит, нужно больше средств для помощи. Фонд увеличил свою фандрайзинговую активность на в том числе на краудфандинговых платформах, в социальных сетях, в СМИ. Очень здорово прошел «Забег Дедов морозов» в декабре, в сентябре более 300 классов из разных школ присоединились к акции «Дети вместо цветов» в пользу маленьких пациентов хосписов. Нам очень помогло участие фонда в телевизионных проектах «Голос» и «Танцы со звездами», когда часть средств от СМС-голосования была направлена в разные фонды, в том числе в фонд «Вера».

Меняете ли вы свою фандрайзинговую политику в связи с кризисом?

Мы активно развиваем волонтерский фандрайзинг, чтобы люди могли помогать работе хосписов, придумывая форматы новых фандрайзинговых мероприятий и не ограничивая свою фантазию. Хороший пример: акция «Дети вместо цветов», когда учителя вместе с родителями 1 сентября пригласили представителей нашего фонда, который проводит в классе «Урок доброты». А дети вместе с родителями покупают не 30 дорогих букетов учителю, а один. Сэкономленные деньги были направлены на помощь пациентам детского хосписа в Москве. Родители придумывали различные форматы этой акции: кто-то напечатал значки, где-то дети на рисовали открытки. Это хороший пример волонтерского фандрайзинга, который позволяет вовлечь в нашу деятельность все больше людей.

Еще в 2015 году стала популярнее идея провести день рождения в пользу фонда. Так, летом одна супружеская пара отпраздновала совместный юбилей, итогом которого стала помощь сразу нескольким хосписам в регионах. А прошлой весной девушка Полина организовала целую онлайн-ярмарку в социальных сетях, во время которых мастера hand made продавали свои изделия за пожертвование — и за неделю собралось 200 тысяч рублей. Это очень интересный формат, такая сетевая альтернатива традиционным ярмаркам. И она привлекла много участников — и мастеров и покупателей. На Западе, в частности, в Великобритании, очень распространены подобные акции — ярмарка или чаепитие летом в саду с друзьями — со сбором средств в помощь неизлечимо больным людям.

С другой стороны, нам важны акции с крупными компаниями, банками. Например, банковские организации могут выпустить специальные пластиковые карты, и определенный процент с каждой операции по этой карте будет идти в фонд. Банк «Открытие», который давно помогает фонду, в конце 2015 года открыл специальный благотворительный депозит.

Мы участвуем вместе с другими фондами в программе «Всем», которая позволяет сделать пожертвование сразу нескольким благотворительным организациям через терминал Qiwi.

Какие антикризисные меры планируете предпринять?

В прошлом году мы говорили, что каждый сотрудник должен работать в два раза больше. В этом году тактика не изменилась) У нас каждый сотрудник вовлечен в большое количество проектов, поэтому мы понимаем слово «оптимизация», не как сокращение чего-либо, а как повышение эффективности. Надо понимать, что у благотворительного фонда, в отличие от крупных компаний, административные расходы сведены к минимуму, поэтому сократить их уже довольно сложно. По-прежнему, очень рассчитываем на помощь волонтеров и помощь pro bono, отказываемся от неэффективных акций по соотношению вложенных усилий и привлеченных средств.

Ожидаете ли вы рост или снижение показателей по пожертвованиям в 2016 году?

Потребности хосписов и пациентов не уменьшаются, а растут. К нам уже обратилось большое число региональных хосписов. Если хоспис решил организовать помощь на дому, то мы можем помочь в приобретении машины, чтобы врачи и медсестры могли выезжать к пациентам. Поэтому наш план на 2016 год — собрать бОльшую сумму, чем в прошлом году. По итогам января-февраля мы, к счастью, никакого сокращения пожертвований не заметили. Что будет дальше — сказать сложно. В любом случае, мы не можем просто взять и сократить объем помощи хосписам, семьям с неизлечимо больными детьми, так наша помощь – не разовая, а постоянная. Поэтому очень рассчитываем и на поддержку СМИ, крупных и средних компаний, на совместные кобрендинговые акции, на людей, которые вместе с нами разделяют убеждения, что если человека нельзя вылечить — ему можно помочь, и это наше общее дело.

advitaАдминистративный директор фонда AdVita («Ради жизни») Елена Грачева:

Наблюдаете ли вы рост либо падение средней суммы пожертвований в  2015 году, в сравнении с 2014 годом?

В 2015 году средняя сумма пожертвований не изменилась. Но с начала 2016 она, увы, начала снижаться. Также могу отметить, что среди жертвователей юридических лиц стало меньше, а физических больше. Таким образом, увеличилось количество жертвователей, но снизилась средняя сумма пожертвований.

С чем это связано?

Сейчас мы видим несколько разнонаправленных тенденций. Главная из них – рост жертвователей. Все больше и больше людей сталкиваются с мыслью о вовлечении в благотворительность. Я бы сказала, что эта мысль для многих стала повседневной. Люди понимают, что в непростых экономических реалиях есть те, кто остро нуждается в помощи. Сокращение среднего размера пожертвований, очевидно, связано с падением доходов большинства россиян.

Меняете ли вы свою фандрайзинговую политику в данных обстоятельствах?

Мы понимаем, что необходимо больше работать с физическими лицами.

Какие антикризисные меры планируете предпринять?

Фонд существует уже много лет, и нынешний кризис на нашей памяти не первый. Антикризисные меры давно уже применены нами: сокращены административные расходы и прочее. Сейчас мы не можем тратить меньше, поскольку все операционные расходы итак были ужаты. Вместе с коллегами мы думаем над новой фандрайзинговой стратегией, цель которой привлечь внимание большего числа физлиц. Сюда входит проведение общественных мероприятий, развитие партнерских программ для корпоративных жертвователей. Корпоративные жертвователи – это сотрудники крупных компаний. Мы разговариваем с руководителями этих компаний с просьбой рассказать их работникам о нашем фонде, программах.

Ожидаете ли вы рост или снижение этих показателей по пожертвованиям в 2016 году?

Ситуация, при которой число жертвователей физлиц растет, а количество жертвователей-юридических лиц сокращается, будет продолжаться в этом году. Нет никаких факторов, указывающих на обратное. К сожалению.

rusДиректор по коммуникациям Фонда продовольствия «Русь» Анна Алиева:

Наблюдаете ли вы рост либо падение средней суммы пожертвований в  2015 году, в сравнении с 2014 годом? Сократилось ли количество жертвователей?

Когда мы собираем средства через фандрайзиговые платформы, сайты – это одна ситуация. Вторая ситуация – пожертвования со стороны компаний. Так вот средний перевод от физических лиц остался без изменений в 2015 году, но количество таких пожертвований выросло. То есть больше людей стало вовлекаться в благотворительность. При этом пожертвования со стороны юридических лиц снизились, что, безусловно, связано с ситуацией в экономике.

С чем связано увеличение числа благотворителей-физлиц?

В России народ всегда относился особым отношением к благотворительности: «да, кризис. Да, непросто стало жить. Но мы сумеем пережить самую критическую ситуацию». Люди исходят из позиции, что человек человеку друг и стараются уделить больше внимания тем, кому тяжело. Хотя и самим жертвователям непросто в нынешней ситуации. Бывают пожертвования со стороны пенсионеров. Например, на следующей неделе к нам в фонд приедет бабушка, которая хочет внести деньги, поскольку электронными перечислениями она не пользуется. Так вот настолько велико ее желание пожертвовать часть денег, что она сама решила приехать.

Собираетесь ли вы менять свою фандрайзинговую политику в связи с кризисом?

По результатам 2015 года мы полностью переформатировали фандрайзинговую программу в связи с уходом крупных жертвователей. Нам нужно перестроиться и донести широкому кругу общественности информацию о фонде и его программах. С их помощью мы надеемся поддерживать проекты и получать финансирование.

Какие антикризисные меры планируете предпринять?

В фонде выстроена четкая финансовая модель: внутренние расходы (зарплаты, аренда офиса и прочее) покрываются нашим основным инвестором. А все пожертвования мы направляем на реализацию проектов. Над оптимизацией операционных расходов мы, безусловно, постоянно работаем, поскольку работа фонда во многом построена на логистике. Продукты питания необходимо развозить в разные регионы и транспортная составляющая здесь играет большую роль. Мы также оптимизируем курьерские расходы: не каждую неделю отправлять курьеров с документами, а раз в две недели в каждый регион.

Ожидаете ли вы рост или снижение показателей по пожертвованиям в 2016 году?

Тенденция вовлечения большего количества людей в благотворительность сохранится, но прогнозировать объемы пожертвований достаточно сложно. Изменился тип пожертвований. Но если некоммерческие организации мобилизуются и изменят свою фандрайзинговую политику, то есть шанс вернуться к прежнему объему финансирования.

Прочитать другие ответы:

Русфонд | Фонд «Вера» | Фонд AdVita | Фонд продовольствия «Русь»

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply