Добро, основанное на доказательствах


Доказательность социальных практик – тема, которая стала обсуждаться в некоммерческом секторе только два-три года назад. Каждая благотворительная организация считает, что то, что она делает – благо. Но одних добрых намерений недостаточно. Чтобы принести максимальную пользу, деятельность должна анализироваться, а ее эффективность – доказываться. И это понимание у НКО появилось. Причем инициатива созрела внутри сектора.

Paper cut of family symbol on old grass book ( House,Tree,Mom,Dad,Child )

Что такое доказательный подход

Понятие «доказательная практика» созвучно «доказательной медицине». Появлению последней предшествовали страшные последствия от назначения препаратов и методов лечения. В начале XX века героин рекомендовали как средство от кашля, а беременным при бессоннице назначали сильные снотворные, которые приводили к рождению детей с тяжелыми заболеваниями. Медицинское сообщество пришло к тому, что нельзя назначать пациентам методы лечения, если их эффективность не проверена научными исследованиями.

Когда мы говорим о социальной сфере, то видим, насколько этот рынок насыщен большим количеством социальных проектов и программ помощи детям. Однако часто организации, предлагающие решения социальных проблем, руководствуются интуитивным подходом и не опираются на уже имеющийся мировой опыт, не всегда могут аргументировано объяснить, почему их деятельность результативна и эффективна. Донорам, заказчикам, благополучателям сложно судить о том, насколько полезна программа помощи, стоит ли на нее тратить деньги и другие ресурсы, если ее эффективность не доказана.

О том, что в российской благотворительности должен быть доказательный подход, пару лет назад задумались в Межотраслевом профессиональном объединении «Оценка программ и проектов в сфере детства». Практическое воплощение идеи стало возможным благодаря Фонду Тимченко.

«Мы активно поддерживаем некоммерческие организации в сфере детства, в т.ч. авторитетные, с именем, которые на слуху. Про многие из них говорят, что они успешные. Но мы задумались о том, где реальные результаты, которые выражаются в благополучии детей? НКО любят отчитываться непосредственными результатами: количеством проведенных мероприятий, семинаров, количеством обучившихся и т.д. А что все-таки хорошего или плохого происходит в жизни детей? Мы стали искать ответ на вопрос, как сделать так, чтобы результат выражался в улучшении ситуации, конкретных изменениях. Начали изучать эту тему, мировой опыт, обсуждать с коллегами. Так мы вышли на концепцию практик с доказанной эффективностью», — рассказала руководитель программы «Семья и дети» Фонда Тимченко Эльвира Гарифулина.

О необходимости эффективности практик в сфере детства заявляет и государство в плане основных мероприятий на 2018-2020 годы в рамках Десятилетия детства.

«Доказательный подход предполагает, что мы разрабатываем наши практики с опорой на какие-то изученные факты, инструменты, доказавшие свою действенность и безопасность. Что мы изначально планируем свою деятельность не интуитивным путем, а выстраивая ее с опорой на существующие знания и опыт», — говорит руководитель Центра доказательного социального проектирования МГППУ Татьяна Подушкина.

Рады помочь: как счастье связано с благотворительностью

Все по стандарту

Помочь НКО найти инструменты, позволяющие проверить и повысить уровень доказательности социальных практик (технологий, услуг, методик) в сфере защиты детства, предложили разработчики Стандарта доказательности практик в сфере детства. Проект реализует АНО «Эволюция и Филантропия», которая представляет Межотраслевое профессиональное объединение «Оценка программ в сфере детства». Проект осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. Стратегическую поддержку проекта осуществляет Фонд Тимченко.

Стандарт доказательности практик в сфере детства разработан специалистами экспертных организаций с учетом результатов экспертных и публичных обсуждений первых версий документа с представителями профессионального сообщества, а также основных заинтересованных сторон сферы детства.

«Это действительно прорывная инновация для сектора, которая не могла бы быть возможна без поддержки частного фонда. Именно этот институт филантропии может предоставить требуемые для серьезных инноваций виды ресурсной поддержки», — отмечает директор АНО «Эволюция и филантропия» Ольга Евдокимова.

Стандарт дает основу для систематизации доказательной информации о практике — задает структуру сбора доказательств и обоснований, структурирует требования к данным, необходимым для оценки доказанности результатов, определяет формат описания доказательной базы практики с учетом ключевых направлений разработанной методологии.

В рамках Стандарта под «практикой» понимается любой формат реализации или описания комплекса действий (модель, технология, методика, услуга и проч.), так как акцент сделан на выявлении изменений в жизни благополучателей, происходящих за счет осуществления данных действий.

«Когда мы начали стандарт разрабатывать, то столкнулись с серьезной критикой о том, что он встанет на пути у инновационных практик, что предпочтение будет отдаваться практикам устоявшимся, с доказанной эффективностью. Но для нас важно, чтобы работать по стандарту смогли и те организации, которые развивают инновации», — говорит руководитель группы разработчиков Стандарта, руководитель Центра доказательного социального проектирования МГППУ Татьяна Подушкина.

По ее словам, Стандарт показал, что он очень полезен для практики в стадии становления. Он заставляет задуматься о большом количестве вещей, которые через несколько лет сделают эту практику практикой с доказанной эффективностью. Стандарт помогает выверить метод, с которыми работают организации, чтобы проверить инновационный инструмент. С самых первых шагов быть в контакте с благополучателями, получать от них обратную связь и понимать, насколько этот инструмент работает, не работает, что в нем можно поменять.

«Стандарт очень актуален, своевременен и открывает «дорогу» для участия в международных конференциях и публикациях. Стандарт описан достаточно полно, логично и позволяет на практике доказать эффективность практики в сфере детства», — говорит эксперт в сфере детства, профессор кафедры психологической антропологии МПГУ Галина Семья.

«Вложив один рубль, мы получили три рубля в виде созданных ценностей»: как компания ОМК провела оценку благотворительных проектов

Практика пилотирования

В список пилотных НКО, которые предоставили описание своей практики в доказательном формате и прошли профессиональную верификацию, вошли 10 организаций из Москвы, Пензы, Череповца, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Иваново.

Фонд «Расправь крылья» еще до участия в проекте уделял много внимания доказательности своей практики, в организации есть своя система мониторинга. «Наша организация в числе первых стала внедрять инновационные проекты. Кроме того, мы являемся экспериментальной площадкой Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования, то есть научный подход к исследованиям у нас уже присутствует в проектах», — говорит специалист-эксперт Благотворительного фонда социальной помощи детям «Расправь крылья!» Ольга Заводилкина.

Для организации «Старшие Братья Старшие Сестры» участие в проекте стало интересным и значимым, потому что доказательный подход дает хорошее подспорье с точки зрения представления практики для внешней аудитории.

«Когда ты основываешь и описываешь практику в доказательном ключе, это большой шаг к позиционированию результатов. Что они не просто взялись откуда-то, а основаны на доказательной базе», — отмечает руководитель московской программы наставничества «Старшие Братья Старшие Сестры» Александра Горячева.

Возможность получить экспертную оценку заинтересовала проект «Полдень». «Я сама занимаюсь оценкой в нашей организации и понимаю, что каждая НКО оценивает себя как может и как умеет, не основываясь на внешних стандартах. В целом, это неплохо, потому что какая-то оценка все же идет. Но когда существует некая верифицированная база, то почему бы к ней не обратиться, чтобы понять: то, что мы делаем, это реально работает или не совсем? Всегда здорово, когда твою работу оценивают эксперты, когда они подсказывают, что здесь есть слепое пятно, а здесь все в порядке», — говорит психолог проекта «Полдень» Анна Горовая.

Каждая организация-участник пилота описывала в доказательном ключе по специальному формату одну свою социальную практику. Формат описания практики подразумевает общую информацию о практике, ее краткое содержание, информацию о достижении социальных результатов за счет применения практики, качестве имеющихся доказательств о достижении позитивных изменений в жизни благополучателей, регламентированности, обоснованности и проработанности замысла практики.

Описанные в доказательном ключе социальные практики пилотных организаций прошли верификацию — их рассмотрели эксперты и дали рекомендации по повышению уровня доказанности. К публикации экспертный совет рекомендовал все 10 практик. Ознакомиться с их описанием и содержанием можно на сайте «Эволюции и филантропии» (практики первой пилотной группы, практики второй пилотной группы).

«Само такое глубокое обоснованное описание и достаточное количество свидетельств, что практика была результативной, помогает НКО повысить и качество самих программ. Все это позволяет улучшить не только качество работы НКО, но и сильно влияет на развитие сектора. Благодаря активности НКО, в социальной сфере в последние годы произошло много положительных изменений. НКО несут ответственность за то, что делают, а значит представлять себя нужно профессионально», — говорит директор по развитию «Процесс-Консалтинг» Владимир Балакирев.

“Что ты хочешь узнать, зачем и кому это нужно”: разговор с экспертами об оценке

Пилотирование формата описания

К обсуждению проекта «Стандарт доказательности социальных практик» были привлечены не менее 50 НКО. Публичные слушания и рабочие встречи проходили в Томске, Вологодской области, Новосибирске, Свердловской области, Санкт-Петербурге, Тамбове, Москве. Стандарт обсуждался в Общественной палате РФ, на форуме «Сообщество», на форуме социальных и культурных проектов Сибири и Дальнего Востока, всероссийских конференциях.

В соответствии с рекомендациями экспертов формат описания несколько раз менялся. Пилотные организации почувствовали это на себе.

«Само описание не заняло у нас много времени, потому что мы опирались на наработки, сделанные в других форматах – грантовые заявки и отчеты Фонду Тимченко, наши методические публикации. Но мы переделывали описание три раза, потому что трижды менялся сам формат описания. Почувствовали не сложность, а то, что участвуем в апробации формата», — говорит психолог БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Татьяна Арчакова.

По словам психолога проекта «Полдень» Анны Горовой, первая версия стандарта была сформулирована очень научным языком, приходилось пробираться через формулировки. Ко второй версии многие замечания были учтены разработчиками.

«В некоторых случаях было не совсем понятно, что конкретно имеется в виду. Некоторые пункты можно было прочитать и одним способом, и другим. В этом была основная сложность первой версии стандарта. У меня возникало ощущение, что нужно писать так же научно. Со второй версией было проще. Мы давали обратную связь разработчикам. По второй форме шла экспертиза. Здесь начиналась реальная работа для НКО, потому что после верификации все получали заключение экспертов. У меня вызвал сложности пункт про причинно-следственные связи. В стандарте не было четко прописанных вещей, как эта цепочка должна выглядеть. Я писала, как понимала, а ожидания у экспертов были другие», — говорит Анна Горовая.

Взгляд на себя со стороны

Пилотные организации признаются, что после участия в проекте и отзывов экспертов по-другому посмотрели на свои практики.

«У нас практика является достаточно сложной, поскольку она инфраструктурная, мы напрямую не работаем с благополучателями. Мы работаем над созданием условий, которые повлияют на жизнь выпускников детских домов. Нам было непонятно, как оценивать изменения в жизни выпускников. Работая над стандартом, мы поняли, что здесь у нас есть точка роста. Взглянуть на себя со стороны было очень полезно», — говорит Ольга Заводилкина.

Благодаря участию в проекте, специалисты организации «Старшие Братья Старшие Сестры» увидели, что им не хватает регламентированности своей практики, в частности, на этапах отбора и обучения волонтеров.

«Также мы планируем поработать с темой долгосрочных результатов, социальным эффектом. Этот раздел не был как следует описан, это наша зона развития. Мы доработаем документацию (регламенты, протоколы и др.). Это важный момент с точки зрения распространения практики. Чтобы ее тиражировать, нужно полное описание всех политик и процедур», — говорит Александра Горячева.

Развиваться в направлении долгосрочных результатов будет и фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Проект «Полдень» сейчас разрабатывает систему, которая позволит оценить риски.

Разработчики Стандарта обращают внимание, что экспертные заключения на доказательные практики стоит рассматривать как рекомендательные.

«Я с уважением отношусь к тем НКО, кто принимал участие в пилоте. Вся эта методика увеличивает степень открытости организаций. Интерпретировать описание практики и сами экспертные отзывы можно по-разному. Нужно рассматривать их как указание на какие-то вещи, которые уже сделаны и как указание на вещи, которые еще нужно сделать, в каком направлении развивать доказательства», — поясняет Владимир Балакирев.

«Стандарт не критикует и не обесценивает никакую практику. Он больше позволяет определить, какого уровня доказательства её результативности приведены, насколько они развёрнуты и убедительны. Предназначен для стремящихся обосновать практику», — говорит председатель Правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак, принимавший участие в экспертизе стандарта.

Жизнь после пилота

Любая НКО может ознакомиться со стандартом (http://ozenka.info/about/dokazatelniy_podhod/standart_dokazatelnosti_praktik/) и пройти самодиагностику. Заполнение опросника займет 15-20 мин. Этот инструмент позволит оценить уровень доказательности своей социальной практики. К настоящему моменту более 70 организаций со всей России уже прошли самодиагностику и получили короткие рекомендации по повышению уровня доказанности.

Разработчики Стандарта обращают внимание, что не рассматривают эту версию стандарта как окончательную, говорят о необходимости дальнейшего диалога.

«Еще год назад нам было не от чего оттолкнуться. А сейчас есть точка опоры, когда мы предметно начинаем обсуждать какие-то конкретные вещи.

Стандарт можно пробовать в работе, обсуждать, критиковать, искать новые формулировки, обеспечивать большее количество инструментов, которые помогут специалистам изучать свои практики. Люди, которые только пришли в социальную сферу, говорили нам, что если бы этот документ был раньше, многие вещи были во много раз понятнее. Стандарт помогает выстраивать логическое понимание собственной деятельности, систематизировать данные о практике», — говорит Татьяна Подушкина.

В планах разработчиков Стандарта и экспертного сообщества – создание банка практик с доказанной эффективностью.

«Такой механизм позволит организациям, с одной стороны, получать финансирование от различных доноров – бизнеса, частных фондов, государства. С другой стороны, те, кто только начинает свою деятельность, будут понимать, где они могут этому опыту поучиться. Это полезный взаимовыгодный процесс. Очень много организаций позиционируют себя как организации с инновационными практиками. Они сразу закладывают, что должны формировать базу доказательств, видеть, что работает, а что нет. Пока не так много тех, кого мы можем назвать практиками с доказанной эффективностью, но то, что это начинает применяться на ранних этапах развития практики – тоже правильно и это большой прогресс», — говорит Эльвира Гарифулина.

«У Стандарта есть серьезный потенциал для того, чтобы стимулировать рост интереса донорских организаций к применению практик с доказанными результатами. В свою очередь это приведет к тому, что и донорские организации и НКО, получающие от них финансовую поддержку, смогут ясно и аргументировано доносить до всех заинтересованных сторон информацию о том, насколько эффективно и с какими результатами было использовано финансирование, выделенное в поддержку тех или иных социальных программ. Это так же скажется на качестве услуг, предоставляемых в рамках данных проектов, и усилит производимый ими социальный эффект», — считает член Правления АСОПП, член Совета «Форума Доноров» Ирина Ефремова-Гарт.

Появление стандарта для НКО — это путь вперед, уверены эксперты. «Я думаю, что со временем доказательность практик станет неким мерилом результативности организаций, будет давать организации преимущества и возможности привлекать ресурсы. Проводить верификацию практики на доказательность должно стать такой позитивной модой», — говорит Александр Спивак.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply