«Добавится еще одна птичка!»: Ольга Журавская о фонде «Галчонок» и новой НКО — «Журавлик»


В России появится новая некоммерческая организация. Ольга Журавская, основатель и бывший президент фонда «Галчонок», рассказала «Филантропу», почему ушла из фонда и над чем будет работать ее новая организация — «Журавлик».

Ольга Журавская, фото из личного архива

— Ольга, вы недавно объявили, что уходите из фонда «Галчонок». В чем причины?

— С фондом «Галчонок» мы решили разделить направления деятельности. Во-первых, очень тяжело объяснять людям, почему у нас так много разнообразных проектов, часть из них обучающие, часть — реабилитационные, творческие, фандрайзинговые. Стало трудно умещать это все в один бренд. Во вторых, появился благотворитель, готовый давать крупные суммы пожертвований, невероятно важные для развития фонда, под одну команду, а не под другую. Поэтому с финансовой точки было разумно, чтобы я ушла и основала другое объединение. Я забрала с собой те проекты, которые вела лично, и тех людей, которые хотели работать дальше по моим проектам.

У «Галчонка» сейчас непростой период, как всегда бывает, когда меняется команда. Надеюсь, что у моих бывших коллег все получится. Я искренне это говорю: все-таки это пять лет моей работы, я основала этот фонд и придумала в нем все. Начиная от логотипа, который срисован с игрушечной птички, которую я подарила Гале (Чаликовой — примечание редакции) на один из праздников, заканчивая всеми программами. Тем не менее я надеюсь, что наше решение пойдет всем на пользу. 

— Галина Чаликова завещала вам «сделать фондик». Как вы считаете, все задуманное получилось?

— Многие из тех, кто развивает некоммерческий сектор сегодня,  — это вчерашние выходцы фонда «Подари жизнь», первым директором которого была Галя Чаликова. К сожалению, Галя заболела, и когда Галя была в своем паллиативном состоянии, мы по очереди что-то делали, ездили к ней. Старались делать комфортным ее проживание в больнице.

И однажды я в очередной раз спросила ее, что бы она хотела. А она ответила: «Сделай фондик. Маленький. Мы вроде бы уже хорошо помогаем детям с онкологией, а есть большая категория детей-органиков, и было бы здорово, чтобы у них была поддержка».

Я была удивлена: «Галя, я же совсем не знаю, как делать фонд». Но Галя Чаликова умела придавать людям уверенность в себе – она сразу говорила, что человек — гений и справится, и никаких отказов не принимала. Помню, когда я вышла от нее, в коридоре на лавочке сидела Лида Мониава в раздумьях. Оказывается, ей Галя завещала тоже сделать благотворительную организацию – так и появился потом «Дом с маяком». И «Галчонок» наш тоже родился. И получился. Тот наш разговор принес хорошие плоды.

«Мы тоже классные, мы хотим дружить»: как растет фонд «Галчонок»

«Галчонок» работает уже пять лет. Помимо оплаты реабилитаций, очень важным вкладом фонда в социум стала поддержка инклюзивного образования. «Галчонок» по праву считается полноценным игроком на рынке инклюзивного образования. Совместно с нашим партнером, Центром проблем аутизма (ЦПА), мы здорово продвинулись в объяснении людям, что же такое инклюзивное образование, зачем оно нужно, с чем его едят, и каким образом его правильно построить.

Мне кажется, что «Галчонок» вовремя начал говорить о том, что социализация — важная часть нашей жизни, это получилось сделать через такие классные проекты, как придуманный мной инклюзивный городской фестиваль для всей семьи «Галафест», который пройдет в очередной раз в парке Эрмитаж в этом году. 

—  Что сейчас меняется в структуре «Галчонка»?

— Сейчас учредителями фонда «Галчонок» становятся Екатерина Аханова и Юлия Пересильд. Президент фонда теперь — Елизавета Муравкина. Лиза много лет проработала в «Галчонке» на позиции руководителя по фандрайзингу и работала вместе со мной над проектом по инклюзивному образованию, так что свои надежды я возлагаю именно на этого специалиста. 

 “Журавлик”, кстати, будет не фонд, а НКО. Мы поняли, что для реализации всех видов нашей деятельности подходит именно такая форма. 

Со мной в команде «Журавлика» Маша Евдокимова, бывший финансовый директор «Галчонка», Татьяна Краснова, бывший учредитель «Галчонка», Маша Рупасова, поэт, сценарист, мой друг; Ира Пудовинникова, руководитель проекта Травлинет.рф, Яна Тиммерман, наш пиарщик, сммщик, на все руки мастер.

Наш попечительский совет уже собран, а в наш экспертный совет согласились войти самые мужественные люди сектора. 

В рамках работы фонда «Галчонок» старая команда со мной во главе выиграла президентский грант и начала на эти средства реализацию проекта «Травли.нет». До ноября мы заканчиваем этот проект в рамках гранта вместе с фондом «Галчонком» и дальше ведем его от АНО «Журавлик», что позволит Галчонку сконцентрироваться на своих творческих проектах, а нам на своих. Чуть менее творческих, но у нас большие планы.

«При такой мощной поддержке у нас не было шансов провалиться!»: 5 лет фонду «Галчонок»

— Название нового фонда произошло от вашей фамилии?

— Да, в том числе обыграли мою девичью фамилию «Журавская». 

— Почему у вас возник интерес к проблеме буллинга?

— К травле я пришла через мою неуемную страсть к инклюзии, причем именно в той модели, в какой “Галчонок” и ЦПА ее внедряют: у каждого ребенка есть тьютор, который осуществляет контакт ребенка с классом, а учитель продолжает работать с классом по установленным стандартам.

По правилам должно быть не больше двух атипичных детей на класс из пятнадцати обычных нейротипичных детей. В школе мы делаем специальный ресурсный кабинет. 

Там у ребенка с особыми академическими потребностями (обязательно запомните этот новый классный термин!), своя парта, возможность отдохнуть и есть такие ништяки, как сухой бассейн с шариками, тренажеры.

Стресс и перенасыщенность мешают, важно, чтобы была возможность выплеснуть этот стресс конструктивно. Обычные наши дети любят туда приходить и валяться всюду.  

И я стала думать, как же еще расширить список школ, в которых мы можем говорить об инклюзии. Ведь внедрять инклюзию возможно только там, где директор сам активный и понимающий человек. Стало понятно, что смысл и суть инклюзии и инклюзивного образования не всем ясны, сродни филателии. Мне было важно придумать такой проект, который был бы первым шагом в дружбе со школами. 

А дети, тем временем, должны именно учиться, а не бояться.  Это вписано в нашу модель инклюзии. Когда работаешь с людьми с особыми потребностями, то понимаешь, смотря на мир через их призму, что очень многое ранит. Люди могут быть одновременно и прекрасными и ужасными, а потому мы стали исследовать ситуацию буллинга в российских государственных школах, и пришли к выводу, что мы можем эффективно помочь наладить в них атмосферу, прежде чем инклюзировать туда наших детей с особыми академическими потребностями.

Ольга Журавская на мероприятии фонда «Галчонок» ГАЛАФЕСТ, фото предоставлено пресс-службой

Когда дети находятся в замкнутой среде, взрослые обязаны поддерживать эмоциональную и физическую безопасность детей во время их образовательного процесса и проживания в том числе в госучреждениях и в семьях. Значит, нужно информировать взрослых о ситуациях, которые возникают у детей в замкнутых пространствах. 

И наша новая НКО будет заниматься профилактикой насилия в школах, в садах, в детских домах. И в семье тоже. Будем также думать, каким образом мы можем помогать тем людям, которые уже столкнулись с насилием. Это немного отдельная тема. 

Миссия «Журавлика» в том, что нужно защитить право ребенка на безопасность, уважение и достоинство. Причем права любых детей равны. Мы будем разрабатывать и внедрять профилактические программы против травли в школе, инклюзивные школьные программы, программы, способствующие предотвращению насилия над ребёнком в госучреждениях и семьях. В наших программах будут участвовать специалисты других фондов и общественных организаций, работающих с детьми в социальной сфере, которые будут информировать детей и взрослых о существовании проблем насилия; снабжать детей и — особенно — ответственных взрослых методиками, позволяющими свести насилие в детских коллективах к минимуму. В наших программах будут участвовать специалисты других фондов и общественных организаций, работающих с детьми в социальной сфере.

Наш лозунг: «Ничего не бойся и лети!». Будем ему следовать.

— А как на практике вы прорабатываете тему травли в школах?

 — Пока мы, реализуя грант, нащупывали формат, мы поняли многие вещи. И к ноябрю у нас будет готов полностью пакет на стадии внедрения. Суть такова: мы подписываем со школой соглашение на предоставление курса «Травли.нет» . Передаем учреждению опросник, разработанный институтом образования НИУ ВШЭ, и школа сможет уже самостоятельно опрашивать детей, чтобы понимать, что происходит в школе, в классах, в туалетах, в опасных зонах и где они располагаются. Мы рассказываем, что такое травля, откуда она берется и как мы,сами взрослые, вольно или невольно ей потворствуем,  а также как быть и что делать, если негативная коммуникация случается в школе.

Сетевой фильтр: как уберечь детей от рисков в интернете

В рамках нашего проекта мы проводим лекции для родителей и учителей. И, конечно, разговариваем с детьми. Это открытые уроки для детей младших классов, с учетом наших методических разработок,  а для средних классов мы приглашаем актеров, медийных персон, готовых делиться своим опытом на конкретных примерах. Например, Петр Налич уже ходил с нами в школы в рамках работы нашего проекта «Травли.нет». Кстати, такие встречи и беседы очень полезны. Ведь это касается практически каждого: кто-то в детстве был свидетелем травли, кто-то жертвой, кто-то агрессором. Мы на протяжении нашей жизни часто выступаем в разных ролях. И вот первое, что мы хотим поменять – это роль свидетеля. Нельзя быть равнодушным. Надо уметь сказать – мне это не интересно, это плохо, я против этого! 

Следующее, что мы придумали, – это супервизия для школ. Например, если в школу пришли новые учителя, или если психологи школы не справляются с ситуацией. Наконец, антибуллинговый манифест школа разрабатывает вместе с нами.

А дальше мы хотим предложить школам-партнерам продолжать развиваться в этом направлении. Слушать интересные лекции, возможно, отправлять учителей на курсы повышения квалификации. 

Кстати, мы хотим привлечь медиаторов к процессу проработки проблемы буллинга. Это отлично работает во время семейных конфликтов. У нас есть в России сообщество медиаторов, и одна из задач “Журавлика”  — сделать так, чтобы школа имела возможность обращаться к медиаторам за поддержкой, в случае, когда в конфликте задействовано много разных сторон, и трудно оставаться беспристрастным. 

Мы не хотим провоцировать конфликты. Лучше – медиация. Будем стараться разбираться. 

А еще мы хотим открыть региональную программу. Хотим привозить наших психологов в школы в регионы, проводить там глубокое погружение в тему, а потом закреплять вебинарами. Регионы, кстати, жаждут знаний, а нам очень хочется работать с регионами. 

Сейчас мы выпустили короткий социальный мультфильм о проблеме травли. Он стартует с логотипом «Галчонка» и фондом Президентских грантов, но потом мы добавим в заставку еще одну птичку – Журавлика.

Для детей жизнь – она в новинку. Как им понять, как все должно работать в обществе, как найти свое место? Мы, взрослые, должны помочь им. Это наша с вами задача. Что такое нормальная школа, а что нет  — решать нам, взрослым. Дети смогут научиться только тому, чему мы с вами их научим. Если, допустим, ребенка бьют дома, —  было бы странно, если бы он не пытался эту агрессию транслировать как-то, сделать кого-то жертвой тоже. Кроме того, исключение, высмеивание ребенка взрослым и последующее противопоставление его группе – это уже начало травли. В моем детстве было так: «Ой, ну надо же, в кои-то веки Журавская не опоздала». Когда учитель высмеивает Иванова или Петрова перед классом — он как бы приглашает других детей кинуть в него камень. 

— Вы живете в США. Не помешает ли это вам управлять новым НКО? 

— Фонд «Галчонок» я создавала, когда уже жила в США. Работала отсюда. Сейчас уже с журавлиной высоты своего опыта могу сказать, что это сложно, но можно.  Главное — хорошая команда, программа, и чтобы союз единомышленников держался на общей идеологии и любви. У меня все это есть.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply