Развитие, диалог, волонтерство: тренды года в благотворительности


Важные тренды прошлого года, которые перейдут в 2018 год, по мнению представителей сектора.

Иллюстрация — Екатерина Селиверстова

Мария Черток, директор Фонда КАФ Россия:

«Интерес к развитию инфраструктуры благотворительности, который демонстрируют разные участники рынка — государство, компании, частные фонды и сами НКО. Значительная часть президентских грантов, к примеру, предназначена для различных проектов в сфере укрепления НКО и развития благотворительности. Мне кажется, диалог для выработки картины будущего благотворительности в России, который инициируют инфраструктурные организации, будет продолжаться и дальше, при участии разных заинтересованных сторон.

Долгосрочный взгляд и амбициозные планы. Все больше НКО выходят на публику с очень важными долгосрочными планами, будь то развитие национального регистра доноров костного мозга или изменение политики в отношении заботы о пожилых людях. Это новая стадия зрелости сектора, свидетельство его силы, устойчивости и экспертного потенциала.

Рост неформальных движений, городских проектов, инициативны групп. Наряду с институциональным укреплением сектора на первый план выходят молодые неформальные группы, готовые действовать в конкретных населённых пунктах или по конкретным темам. Эта новая волна социальной мобилизации очень важна, потому что она вовлекает в свою орбиту молодых активных людей, которые хотят изменить жизнь к лучшему в очень конкретных областях».

Закончился ли кризис в сфере пожертвований?

Евгения Белотелова, исполнительный директор фонда «Друзья»:

«Консолидация профильных сообществ, формирование коммьюнити. Несколько лет назад фонды были разрознены: многие либо не знали друг друга, либо знали, но не стремились к объединению ради решения общих задач. К примеру, наш экспертный совет собрал глав крупнейших некоммерческих организаций, и все они активно участвуют в жизни фонда. Любопытно, что во время первого заседания совета многие из этих людей не знали друг друга лично. Фонды узнают друг друга, большие организации обучают малые. Появились и преемственность, и партнерство.

Как продолжение первого тренда – появление совместных фандрайзинговых мероприятий фондов. Например, Фонд Константина Хабенского уже не впервые проводил открытие катка на ВДНХ вместе с другими благотворительными организациями. Рост социального предпринимательства. В качестве примера приведу площадку Meet for Charity. Некоторое время назад социальное предпринимательство зачастую встречало негативную реакцию – «на благотворительности кто-то пытается заработать!». Сейчас мы видим принятие этого типа бизнеса обществом, в конечном счете выигрывают все: и социальные бизнесмены, и, безусловно, сами фонды.

Осознание рынком благотворительности необходимости в обучении, привлечении профессионалов.

Фонды ищут консалтинг, ищут внешнюю экспертизу, проводят стратегические сессии, договариваются с попечителями о финансировании найма высокопрофессиональных сотрудников.

Рост волонтерства среди малого и среднего бизнеса. Волонтерские движения находят поддержку внутри компаний. Некоторые организации дополнительно поощряют волонтерство. Примером может служить наш партнер компания Mastercard – компания оплачивает своим сотрудникам пять дней волонтерской работы».

«Это мы с вами влияем на мировой капитализм, изменяя его к лучшему, а не наоборот»

Елена Грачева, программный директор фонда AdVita:

«Индивидуализация работы с потенциальными жертвователями. Как в коммерческой сфере все движется в сторону i-commerce, так и в благотворительности выживут только те фонды, который уйдут от ковровых бомбардировок в интернете или телевизоре к максимально индивидуализированной работе со своими сторонниками. Причем именно сторонниками конкретного фонда – с его ценностями, не благотворительности как таковой.

Выживут те фонды, которые поставят рефлексию на профессиональную основу и будут пробовать разные варианты коммуникации с жертвователями, извлекать опыт и учиться на ходу.

Конечно, те фонды, у которых есть административный или медийный ресурс, почувствуют, что это необходимо, гораздо позже, чем мы. Но почувствуют обязательно».

Елена Грачева: «Никто не обязан нас слушать»

Елена Альшанская, директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«В 2017 году был переформатирован фонд президентских грантов, и возникла более прозрачная и честная система распределения финансов для НКО. Весь год на самых высоких уровнях обсуждался вопрос доступа НКО к осуществлению социальных услуг для населения. Следующий год — объявлен годом Добровольца. Внимание государства к общественному сектору очевидный тренд, который сохранится и продолжится.

Главное для нас — чтобы это был тренд поддержки существующих НКО, а не попытка создать псевдоНКО для выкачки государственных средств.

В конце года было принято решение о пособиях при рождении первого ребенка. Это хорошо, но я считаю, что этого недостаточно. Пособие должно выплачиваться на любого новорожденного и до 3 лет, поскольку во многих регионах просто нет дошкольных учреждений, которые берут детей с 1,5 лет. И родители остаются без возможности работать, и сидеть дома с ребенком. Пособия позволят особенно одиноким родителям заниматься воспитанием ребенка в период до 3 лет».

Елизавета Олескина, директор благотворительного фонда «Старость в радость»:

«Мы заметили, что к волонтерской работе стал постепенно подтягиваться бизнес. Предприниматели, правда, еще не готовы включаться серьезно в системные изменения социальной сферы ни организационно, ни финансово. Но бизнес постепенно начинает проявлять свою социальную ответственность, организуя и участвуя в разнообразных акциях, поездках.

Мы также хотим отметить активное взаимодействие между фондом и сотрудниками ведомств социального блока: федеральных и региональных. Такой диалог, само собой, очень непростая штука. Мы часто говорим на разных языках. Но есть и прорывы. Они как раз связаны с работой над подготовкой пилотного проекта. Там, где начинается совместная работа, проще и общий язык находить, и от стереотипов избавляться».

Елизавета Олескина: «Очень надеюсь, что мы еще успеем помочь тому поколению, которое меньше всего просит»

Варвара Пензова, директор фонда «Дети наши»:

«Надеюсь, что сохранится тренд на поддержку кровных семей и профилактику попадания детей в учреждения. Причём и широкая общественность насчёт больше сочувствовать кризисным семьям – мы много работаем на просвещение в этом направлении.

Надеюсь, что сохранится тренд осознанного отношения к благотворительности частных лиц и организаций, что все больше их будет задумываться об этом не в момент встречи с нищим на улице, а заранее изучать информацию и обращаться к профессиональным организациям.

В этом году мы заметили, что нет обычных предновогодних звонков в фонд «дайте нам детей, чтобы мы устроили им праздник»; и всё больше компаний приходит к нам с запросом «хотим помочь детям, но по-настоящему, без подарков». И будет развиваться тренд говорить о своем участии в благотворительности, а не действовать почти тайно!».

Дмитрий Поликанов, президент фонда поддержки слепоглухих «Соединение»:

«В следующий год, хочется верить, перейдут два тренда. Первый — это рост популярности благотворительной деятельности. Поскольку 2018 уже объявлен Годом волонтера, то совершенно очевидно, что будет и медиа-интерес к этой тематике, и повышенная активность органов власти на разных уровнях, да и общество в целом правильно воспримет эти сигналы.

Второй — это дальнейшее совершенствование механизмов саморегулирования и укрепления партнерств для продвижения интересов сектора в целом».

Виктория Агаджанова, директор благотворительного фонда «Живой»:

«Фонд «Нужна помощь» и портал «Такие дела» презентовали русский перевод книги Дэна Паллотты «Неблаготворительность», и это является одним из главных трендов года. Мы наблюдаем качественно новый подход в благотворительности. Если мы о себе заявляем, как о секторе, то должны принимать условия игры и по-настоящему быть сектором. Надеюсь, что мы все начнем работать с меньшим личным надрывом и большей результативностью».

5 идей, которые мешают развитию благотворительности

 

Юрий Белановский, руководитель Добровольческого движения «Даниловцы»:

«Поручение президента РФ, касающееся доработки законодательной базы. Исполнители поручения — Общественная палата, Агентство стратегических инициатив, Минэкономразвития. Результат их труда сработает на десятилетия вперед и определит развитие волонтерства. Несмотря на то, что представители волонтерского движения участвуют в обсуждении, мы не знаем, что будет на выходе. Определяющим фактором будут не философские дефиниции добровольчества или оплата проезда волонтеров в общественном транспорте, а допуск волонтеров в казенные учреждения и их статус.

Многие чиновники воспринимают волонтеров в качестве бесплатной рабочей силы, предъявляют к ним требования, как к персоналу. Волонтеры в данном случае отвечают: мы не сотрудники учреждения, мы – друзья тех, кто находится там, и кому нужна помощь. Какие могут быть требования к посетителям пациентов, кроме разумных.

Пока маятник не качнулся ни в сторону волонтеров, ни в сторону чиновников. В этом году к дискуссии подключилась совершенно отдаленная от добровольчества госструктура – Роспотребнадзор. Он выставил кучу требований для казенных учреждений, обоснованных ситуацией в стране. Требования коснулись и волонтеров, чего не было за всю историю постсоветской России. Если требования будут жесткими, то люди просто не смогут попасть в социальные учреждения».

Катя Бермант, директор благотворительного фонда «Детские сердца»:

«Интернет-технологии. Некоммерческий сектор стремительно перемещается из оффлайна в онлайн. Сюда я отношу рост онлайн платежей, проведение мероприятий в Интернете (праздники, лотереи и так далее).

К примеру, новогодняя лотерея «Делись добром» проходила оффлайн, в этом году она будет разыграна в Интернете».

Топ-модель: как модные ярмарки собирают миллионы для «Дома с маяком»

Анастасия Ложкина , директор отдела по привлечению средств благотворительного фонда «Арифметика добра»:

«Главные тренды связаны с развитием интернета: рост числа пожертвований онлайн, проведение фандрайзинговых акций в Сети (к примеру, акция фонда «Стань Дедом Морозом»). Большие перспективы имеет система p2p фандрайзинг, когда сторонники фонда собирают средства на программы, проводят чаепития в поддержку проекта».

Екатерина Панова, директор благотворительного фонда «РЭЙ»:

«Для нас очень важно, что в сфере зоозащиты наконец появился интерес к поддержке системных проектов. Что люди начали понимать, что, безусловно, важно помогать на лечение отдельно взятой собаке или кошке, но если не поддерживать системные проекты, то проблема бездомных животных в нашей стране не решится никогда. Как раз-таки системные проекты мы и стараемся реализовывать.

И радостно отметить, что по сравнению с 2015 годом людям стала понятнее программа стерилизации животных, на это направление деятельности стало проще собирать пожертвования.

Также мы отмечаем возросший интерес организаций и корпоративных доноров к деятельности зоозащитных фондов — думаем, здесь сыграла роль и некоторая «профессионализация» зоозащиты, фонды помощи животным стали активно расти и развиваться, предлагая действительно профессиональные проекты, интересные бизнесу. Надеемся, что подобная тенденция сохранится и в следующем году».

Друзья человека: как собаки помогают людям в библиотеках, больницах и хосписах

Наталья Быстрова, глава благотворительного фонда «Не просто собаки»:

«Cобаки (не нашего фонда, а многих других организаций) начали ездить в московские хосписы, библиотеки, дома престарелых, это тренд, который мы усиленно «насаждали» последние 3-4 года тренд брать животных из приюта продолжает набирать обороты. Покупать животных становится всё более и более странно, люди начинают понимать, что в приютах можно найти совершенно любую собаку или кошку, щенка или котенка».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply